"Панцири" конструкции подполковника Чемерзина 

"Каталог панцирей, изобретенных подполковником А. А. Чемерзиным" — так называется брошюра, изданная типографским способом и вшитая в одно из дел, хранящихся в Центральном государственном военно-историческом архиве. В ней приводятся такие сведения: "Вес панцирей: самые легкие 11/2 фунта (фунт — 409,5 г), самые тяжелые 8 фунтов. Под одеждой незаметны. Панцири против ружейных пуль, не пробиваемые 3-линейной военной винтовкой, имеют вес 8 фунтов. Панцири закрывают: сердце, легкие, живот, оба бока, позвоночный столб и спину против легких и сердца. Непробиваемость каждого панциря проверяется стрельбой в присутствии покупателя".

В "Каталоге" приведено несколько актов испытаний панцирей, проведенных в 1905—1907 гг. В одном из них сообщалось: "В присутствии ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА 11 июня 1905 года в г. Ораниенбауме производилась стрельба пулеметной ротой. Стреляли из 8 пулеметов по панцирю из сплава, изобретенного подполковником Чемерзиным, с дистанции 300 шагов. В панцирь попало 36 пуль. Панцирь не был пробит, и трещин не оказалось. При испытании присутствовал весь переменный состав стрелковой школы".

Панцири также испытывались в резерве Московской столичной полиции, по заказу которой они и были изготовлены. Стрельба по ним велась на расстоянии 15 шагов. Панцири, как отмечалось в акте, "оказались непробиваемыми, и пули осколков не дали. Первая партия оказалась изготовленной вполне удовлетворительно".

В акте комиссии резерва Санкт-Петербургской столичной полиции говорилось: "Испытание дало следующие результаты: при стрельбе в нагрудный и спинной панцири, обтянутые тонкой шелковой материей, весом первый 4 фунта 75 золотников (золотник — 4,26 г) и второй 5 фунтов 18 золотников, закрывающие грудь, живот, бока и спину, пули (Браунинга), пробив материю, деформируются и производят углубление на панцире, но такового не пробивают, оставаясь между материей и панцирем, причем никаких осколков пули наружу не вылетает".

Положительные результаты были получены и в ходе испытаний на стрельбище Усть-Ижорского учебного полигона. Здесь стрельба "по панцирю из сплавов Чемерзина велась из 3-линейных винтовок пехотного образца с дистанции 200, 150, 100, 50 и 8 шагов".

В деле есть документ, в котором подполковник Генерального штаба Николаев сообщал начальнику Варшавской крепости о том, что за три месяца им было отправлено в крепость "панцирей 4791, щитов 340 и головных панцирей (были и такие) 200 штук...".

Изобретение Чемерзина привлекло внимание прессы того времени. Так, репортер газеты "Русь" (N69,1907 г.) в корреспонденции, озаглавленной "Философ", писал: "Вчера я видел чудо. Молодой человек лет тридцати, в военной форме, стоял неподвижно в комнате.

В полшаге расстояния на него был наведен браунинг — страшный браунинг. Целили прямо в грудь против сердца. Молодой человек ждал, улыбаясь. Раздался выстрел. Пуля отскочила...

— Ну вот, видите, — сказал военный.— Почти ничего и не почувствовал".

А эти строки из газеты "Новое время" (27 февраля 1908 г.): "Непробиваемые панцири и новая кираса, это замечательное изобретение нашего века, превосходили прочностью рыцарские арматуры былых времен. Чешуйчатая система осталась как в древнем панцире, но сплав металла другой. Он — секрет изобретателя. А. А. Чемерзин нашел возможность объяснить мне лишь основную идею своего открытия. А. А. Чемерзин — подполковник инженерных войск. Окончив математический факультет и инженерное училище, он преподавал математику, занимался химией, и ряд опытов натолкнул его на мысль о заполнении пор хромоникелевой стали. Сплав производился при большой температуре и гидравлическом давлении. В обыкновенный рецепт стали добавлять благородные металлы — платину, серебро, иридий, ванадий и многие другие. При заполнении пор получилась большая тягучесть и твердость металла, который крепче стали в 3,5 раза. В результате полумиллиметровую пластину сплава пуля Маузера не пробивала на три шага расстояния. Явились панцири и кирасы, непроницаемые для револьверных и ружейных пуль, которые деформировались, но не давали осколков. Была устранена опасность контузий и рикошетного поражения.  

Цена панцирей А. А. Чемерзина довольно дорога, но жизнь стоит дороже. Надев пятифунтовый панцирь, закрывавший грудь и спину, я не нашел его тяжелым. Под сюртуком он был совершенно не заметен. 7000 панцирей, шлемов и щитов А. А. Чемерзина были отправлены в действующую армию на Дальний Восток, к сожалению, слишком поздно..."

Стоимость самых лучших панцирей, непробиваемых любыми револьверами и осколками бомб, составляла от 1500 до 1900 рублей. Аналогичные панцири, сделанные по точной мерке с фигуры (для чего был необходим гипсовый слепок), стоили от 5000 до 8000 рублей. Цена же бронирования мотора (автомобиля) от осколков бомб и от пуль любых револьверов составляла 15000, а кареты 20000 рублей.

В деле, принадлежавшем Управлению военного воздушного флота, хранятся и другие интересные документы о проведенных в 1916 г. "испытаниях панцирей подполковника Чемерзина, предназначенных для летчиков". Их окончательные результаты изложены в рапорте Августейшему заведующему авиацией и воздухоплаванием действующей армии и подтверждали высокую надежность панцирей. Однако предпочтение специалистами все же было отдано более дешевой конструкции, разработанной при участии Петроградских механического и литейного заводов.  

(Центральный государственный военно-исторический архив)

От автора. Собственно говоря, этого изобретения следовало ожидать. Извечная борьба щита и меча продолжалась и тогда, хотя «меч» несколько опередил в развитии защитное снаряжение. Еще в XVI-XVII веках стало понятно, что рыцарский доспех бессилен защитить хозяина от пуль мушкетов, зато изрядно сковывает движения, повышая уязвимость в бою. Да и стоил он немало…

До XIX в. дожила, пожалуй, одна только кираса. Она была относительно легка, достаточно неплохо защищала всадника от холодного оружия, однако пулю сдержать не могла. Причиной выживания этого элемента доспеха стало то, что в тот период еще много значило холодное оружие (особенно в кавалерии – после выстрела заряжать дульнозарядное оружие на скаку практически невозможно), относительная легкость кирасы. К концу века и она постепенно уходит из войск, так как усиление огневых возможностей пехоты заметно снижает вероятность возникновения рукопашной схватки. Уделом железного нагрудника становится только лишь декоративная функция, он перестает быть защитным снаряжением, переходит в категорию парадного украшения кирасир. Хотя в 1914 году французская кавалерия еще не оставляла своих традиций, а потому в первые месяц новой войны можно было видеть этот доспех на кирасирах, идущих в бой. Опыт лишний раз подтвердил, что это уже анахронизм – с близких дистанций кираса насквозь пробивалась пулей, защищала только от легких осколков. Масса же была слишком велика для столь низкого уровня защиты.

Но «окопная война» заставила по-новому взглянуть на кирасу. Достижения металлургии позволили применить новый материал – броневую сталь, более крепкую, чем железо. Такие панцири поступали на вооружение германской пехоты. Их масса ограничивала применение дозорной службой в окопах первой линии – в атаку в таком доспехе идти было невозможно – мешала масса (около 20-25 кг.). Не вполне был решен вопрос и с ослаблением запреградного действия пули – часто даже без пробития брони человека контузило, так как энергия пули была весьма высока. Основной проблемой была не столько пулестойкость, сколько смягчение удара пластины по телу - пуля винтовки Мосина имела энергию 380-390 кг/м., а даже "размазанной" по площади бронепластины энергии хватало на то, чтоб сломать ребро и повредить внутренние органы. Определенную опасность представляли и осколки оболочки, брызги свинца, которые могли посечь незащищенные участки тела. Чемерзин применил обшивку брони шелком именно для того, чтобы такие брызги и осколки удержать от разлета в стороны.

Что же до России, то приятно сознавать то, что в этом вопросе мы оказались если не впереди, то, как минимум, на уровне конструкторской мысли того времени. Сплав Чемерзина, судя по всему, был новым словом в металлургии, хотя легирующие присадки делали его дорогим. Подобная технология (с термообработкой и прессовкой под давлением) в наши дни достаточно широко применяется при производстве защитных материалов. Удивляет малая масса жилета, сделанного для полиции - всего 2,138 кг! Хотя против винтовки, вероятно, он был слаб, но для "противопистолетного" жилета для тех времен масса была очень мала. 

Широкому введению «панцирей» в армии помешала, во-первых, достаточно узкая сфера применения (из-за массы) стальных "панцирей", а также большая цена доспехов из спецсплава Чемерзина. 

Увы, большим объемом информации и изображениями "панцирей" автор не располагает. Посему буду благодарен, если кто-то из читателей предоставит такой материал.

 

На фото - немецкий "панцирь" времен Первой мировой войны. Обратите внимание на каску - она снабжена дополнительным щитком (на лобовой части). На стеллаже верхние полки - различные каски Адриана, ниже - австрийские каски. 

 

Назад   На главную