Автоматический карабин Манлихер-Ясников(Ясиновский). Опытный образец, 1915 г.

Проблема скорострельности, вероятно, одна из основных проблем, с которыми сталкивались оружейники от начала истории огнестрельного оружия и до наших дней. От решения этого насущного вопроса подчас зависел успех не только отдельного боя, но и войны в целом. Достаточно вспомнить победы Фридриха Великого, полученные благодаря отличной выучке пехоты, дававшей  из кремневых ружей по пять залпов в минуту,  успех пруссаков в Австро-прусской войне, достигнутый благодаря казнозарядным игольчатым винтовкам. После принятия на вооружение армий в 80-90 гг. девятнадцатого века магазинных винтовок уменьшенного калибра вопрос скорострельности не потерял своей актуальности, хотя отдельные теоретики считали даже имеющуюся скорострельность чрезмерной в связи с повышенным расходом патронов и их дороговизной (например, Драгомиров, император Николай II, прочие «кабинетные» стратеги).

Однако в русской армии внимательно относились  к развитию автоматического оружия, в том числе и винтовок. Автоматическая (так тогда называли самозарядную) винтовка кроме повышения скорострельности обещала также повысить удобство обращения с оружием, прежде всего за счет исключения ручного перезаряжания, которое отвлекало стрелка от прицеливания, нарушало однообразие прикладки.

Одним из основных направлений работ конца XIX-начала ХХ века было изыскание возможности по переделке магазинных винтовок в автоматические. Этот путь, как показало время, был абсолютно бесперспективен – винтовка Мосина обр. 1891 г. с продольно-скользящим поворотным затвором требовала при перезаряжании действия на него в двух плоскостях, а именно поворот рукоятки затвора и его перемещение назад с последующим досыланием вперед и закрытием. Такая схема исключала применение автоматики – требовались коренные изменения в конструкции затвора.

Однако на вооружении ряда стран (Швейцарии, Австро-Венгрии, Канады) состояли винтовки с затворами «прямого движения», не требовавшие поворота рукоятки. Поворот же личинки затвора при запирании обеспечивался криволинейными пазами стебля затвора либо ствольной коробки. Такая схема теоретически не исключала применения автоматики, основанной на работе части газов, отводимых из канала ствола. Для этого требовалось снабдить оружие газовой камерой, поршнем и штоком, толкающим затвор назад, а также возвратной пружиной для закрывания затвора. Теоретические расчеты, однако, надлежало проверить на практике, а потому в 1915 году, используя трофейный карабин Манлихера обр. 1895 г. (Российская армия во множестве захватила винтовки и карабины этой системы во время кампании 1914 г.  в Галиции) тульский мастер Ясиновский (Ясников1) превратил это магазинное оружие в автоматическое

Ясиновский просверлил это отверстие в 6 мм от дульного среза. Вырывавшиеся из него газы воздействовали на устроенный сбоку шток, а тот передавал усилие на продольно-скользящий затвор. Для предотвращения его самопроизвольного открывания при ведении огня, с правой стороны ствольной коробки Ясиновский поместил стопор стебля затвора.

Запирание канала ствола осуществлялось поворотом боевой личинки затвора с заходом двух боевых упоров. Ударно-спусковой механизм ударникового типа имел винтовую боевую пружину. Постановка ударника на боевой взвод происходила при подаче затвора вперед. Шептало спускового механизма снабдили цилиндрической пружиной. При перемещении стебля затвора в переднее положение срабатывал автоспуск, нажимавший на рычаг шептала (деталь, специально введенная в конструкцию базового образца - без этой детали огонь велся до отпускания спускового крючка, пока есть патроны в магазине).

Питание боеприпасами производилось из коробчатого пятизарядного неотъемного магазина с пластинчатой пружиной подавателя и таким же его рычагом. Стреляная гильза извлекалась пружинным выбрасывателем с опорой на уступ и ударом с движением боевой личинки. Отражатель был выполнен подпружиненным.

Ясиновский воспользовался механическим прицельным устройством с открытым рамочным прицелом с делениями на рамке от 3 до 222, а также постоянным прицелом с пятью делениями. Целик имел треугольную прорезь, основание мушки было срезано, чтобы навинчивать камору газоотвода.

Ложу с прямой шейкой выполнили из дерева твердой породы, добавив стальной упор для остановки затвора и пистолетную рукоятку с деревянными щечками. Эта деталь также предназначалась для защиты рук и лица стрелка от травмирования затвором. На практике эта деталь, вероятно, заметно снижала удобство прицеливания да и вообще, обращения с оружием. Частично это компенсировалось рукояткой управления огнем, размещенной за спусковой скобой.

Конечно, «автоматизацию» Ясиновским манлихеровского карабина нельзя признать удачной. Слишком громоздкой оказалась конструкция газовой каморы со штоком и возвратной пружиной, да еще при размещении их сбоку от ствола. Вес карабина увеличился на 1 кг., в случае с винтовкой это дало бы общую массу оружия порядка 4,7-4,93 кг., что заметно уменьшило бы удобство и маневренность оружия. Громоздкая газоотводная система заметно меняла баланс оружия, смещая его в сторону от продольной оси винтовки. Малая емкость магазина не позволяла в полной мере реализовать преимущество перед магазинной винтовкой в скорострельности. По личному мнению автора, надежность такого оружия также должна была вызывать немало нареканий.

У автора также вызывает сомнение и живучесть затвора при столь резком и напряженном режиме работы. В месте с тем, соударение затвора с ограничителем его хода, а также с выступом спускового крючка, фиксирующего затвор в ствольной коробке приводило к  ускоренному износу этих деталей.

Что любопытно, по свидетельству В. Е. Маркевича, в 1918 г. итальянская фирма "Скотти" предложила подобную переделку, однако также без успеха на рынке, дальше пробной партии дело не продвинулось, чему виной неустранимые недостатки подобного "переделочного" оружия.

В целом сама идея по переделке магазинных винтовок в автоматические показала свою несостоятельность, так как ни один из предлагавшихся переделочных образцов не дошел даже до стадии войсковых испытаний. Это было вызвано коренными различиями в конструкции магазинных винтовок и требованиями, предъявлявшимся к конструкции автоматических винтовок. Развитие автоматического оружия потребовало от изобретателей новых подходов и конструктивных решений.

 

Данные переделочного карабина системы Манлихер-Ясников (Ясиновский).

Калибр 8 мм.
Вес 4,3 кг.
Длина 1059 мм.
Длина ствола 495 мм.
Длина прицельной линии 439 мм.
Число нарезов 4
Шаг нарезов 320 мм.
Давление пороховых газов в канале ствола при выстреле 2200 кг/кв.см.
Начальная скорость пули 575 м/с.
Дальность стрельбы 2200 м.

 

1 Разночтения. Речь, вероятно, идет об одной фамилии. В книге В. Е. Маркевича «Ручное огнестрельное оружие» фамилия изобретателя указана как  Ясников.

2 Прицел градуирован в австрийских шагах. В отличии от русского шага (аршин, 0,71м.) австрийский шаг составляет 0,75 м.

3 Масса винтовки Манлихера обр. 1895 г. – 3,6 кг без штыка и патронов. 

Для просмотра увеличенного изображения кликните по картинке

При подготовке статьи автором использовались материалы статьи Анатолия Китова в журнале «Оружие» №3 2000. Фото Юрия Егорова.

К винтовкам К странам

На главную