Пехотная пушка Розенберга обр. 1915 г.

Поскольку, как уже говорилось автором в статье о 37 мм. пушках Гочкиса, обстоятельства войны далеко не всегда позволяли применять дивизионные пушки для поддержки атаки пехоты, прежде всего, из-за неудовлетворительной связи, назрела острая необходимость в создании пехотного орудия малого калибра для поддержки пехоты, и, в особенности, борьбы с пулеметами противника. Для этого, на первых парах, применялись старые 37 мм. пушки Гочкиса, однако их запасы были ограничены и скоро иссякли.

Уже с конца 1914 года пришлось, как писал Е. Барсуков, «серьезно задуматься над вопросом о придаче пехоте таких частей артиллерии, которые были бы с нею органически связаны и действовали бы с нею в бою плечо к плечу, немедленно отвечая на все ее запросы и решая огнем поставленные ею боевые задачи.»

Ставка главковерха впервые подняла вопрос об изготовлении траншейных орудий в июле 1915 г. следующей телеграммой в ГАУ: "По сведениям нашего военного агента в Швейцарии, заводом Шкода изготовляется легкое переносное орудие калибром в 35 мм, особенно пригодное для стрельбы из линии пехотных окопов; огонь этот весьма действителен по пулеметам. Во Франции, по официальным данным, войска также широко снабжаются мелкокалиберной артиллерией, частью изготовленной вновь. Небольшое количество пушек мелкого калибра, имеющихся в морском ведомстве, уже использовано нами; неоднократно приходилось отказывать войсковым начальникам в просьбах о высылке им таковых орудий. Представлялось, бы желательным изготовить и у нас специальные мелкокалиберные пушки для нужд позиционной борьбы".

В том же 1915 г. членом Арткома Розенбергом был выработан образец 37-мм траншейной пушки и приступлено к изготовлению таких пушек. Кроме того, были заказаны в Америке 37-мм пушки системы Маклена.

Заказы 37-мм пушек, как и все прочие, выполнялись крайне медленно. Между тем войска настойчиво просили об усилении подачи им траншейных пушек такого же образца, как и германские, а именно: легко разбирающиеся и легко переносимые, удобно помещающиеся для стрельбы в пулеметных гнездах, имеющие пехотный прицел и легко обслуживаемые самой пехотой (а не артиллеристами). 

Траншейная пушка Розенберга обр. 1915 г. отвечала этим условиям: разбиралась на 3 части — ствол орудия со щитом (вес около 74кг), лафет с нижним щитом (около 82 кг) и колеса (около 25 кг), устанавливалась в любом пулеметном гнезде, имела пехотный прицел и могла обслуживаться пехотой. При стрельбе на 1 000 — 1 200 шагов траншейная пушка Розенберга отличалась хорошей меткостью и достаточной пробивной способностью по щитам орудий и пулеметов.

Сама пушка Розенберга, в общем,  являлась импровизацией. Ствол калибра 37 мм. имел 12 нарезов. затвор простейший, неавтоматический с ручным открыванием. Лафет орудия был изготовлен из дерева, имел вид рамы с направляющим штырем. Фактически это конструкция из двух толстых досок с вкладышами между ними, окованная для усиления металлом. Щит прикреплен к лафету двумя металлическими прутками. Колеса от станка пулемета обр. 1910 г. Ствол закреплен на подвижном основании, которое могло перемещаться вдоль оси лафета при выстреле. Интересна система гашения отката в виде надетых на направляющий штырь каучуковых прокладок-буферов. При перемещении ствола и его основания под действием отката, буфера сжимались частично гася отдачу, ослабляя ее вредное воздействие на деревянный лафет. 

Механизм вертикального наведения в виде винтового подъемника. Горизонтальное наведение осуществлялось поворотом рамы вручную. Сектор горизонтального наведения составлял 90 градусов, что для того времени очень неплохой результат. Прицельные приспособления простейшие, как на стрелковом оружии. Дальность стрельбы (прицельная) 5400 аршин (так отградуирован прицел. Аршин = 71 см.), то есть около  3830 метров. Реальная дальность, на которой огонь был эффективен, гораздо меньше.

Конструкция не отличалась удобством или оригинальностью, зато производство проблем не представляло даже для перегруженной заказами и без того слабой промышленности России.  

К 1917 г., ко времени созыва в Петрограде междусоюзнической конференции, обсуждавшей потребности русской армии для продолжения войны до июля 1918 г., Ставка установила следующую норму снабжения армии траншейными пушками 37-мм калибра системы Розенберга обр. 1915 г. или системы Маклена: каждый пехотный или стрелковый полк обеспечивается батареей в 4 траншейные пушки. По этому расчету на 687 полков требовалось 2 748 траншейных 37-мм пушек. Между тем к январю 1917 г. в армии состояло всего около 200 пушек Розенберга и Маклена.

Что же до эффетивности данных пушек, то следует заметить, что применение их по пехоте, особенно открытой, было малооправданым - снаряд пушки имел довольно небольшое осколочное действие, которое не позволяло гарантированно поражать групповые цели. Это и не удивительно - предназначением 37 мм. орудий была стрельба по бойницам и, особенно, пулеметам. Для таких целей могущества снаряда вполне хватало, а меткость огня и легкость самой системы тут ставилась во главу угла. Поражать пехоту и окопы должны были не малокалиберные пушки, а бомбометы и минометы. 

О результатах огня немецких 37 мм. пушек и личном отношении к ним автора строк читаем в книге А. А. Свечина "Искусство вождения полка" : "...у немцев выделялась одна скорострельная 37-миллиметровая пушка, прятавшаяся в кустах в 2 000 шагах перед моим правым флангом и яростно метавшая свои безобидные гранаты в мои правофланговые роты; она расстреляла в течение 3 часов 2 или 3 сотни гранат, но никого не обидела. Эта пушка представляла в полном смысле слова профанацию артиллерии; слабый звук взрыва ее снарядов вызывал хохот стрелков, переживших за 3 дня перед этим упорное долбление их 40-килограммовыми гаубичными бомбами. Я проезжал неподалеку за фронтом, на линии ротных поддержек. Пушчонка привязалась ко мне и долго преследовала меня своим огнем, пока я не уехал за пределы ее дальности. Иные гранаты падали в 6 — 7 шагах, лошадь иногда фыркала, а стрелки располагали неистощимым запасом острот для каждого нового плевка немецкой пушечки. После этого опыта я и по сю пору не являюсь сторонником 37 мм. калибра для батальонной артиллерии."

Ниже приведена статья А. Широкорада об этой интересной пушке:

Ротной и батальонной артиллерии в России до 1915 г. не было. Полковую артиллерию ввел царь Алексей Михайлович и полностью упразднил император Павел I. Осадную артиллерию (орудия большой мощности), созданную при Иване III, полностью ликвидировал Николай II. Царь и его генералы типа Куропаткина, Сухомлинова и К° надеялись на молниеносную маневренную войну, в которой все задачи может решить 76-мм дивизионная пушка.

Но быстрой маневренной войны в 1914 году не получилось. Шрапнель и особенно пулеметный огонь загнали армии всех воюющих стран в окопы. Началась позиционная война.

Уже в русском "Наставлении действия полевой артиллерии в бою" 1912 года было сказано, что всякий артиллерийский начальник обязан "принять все меры к немедленному уничтожению или приведению к молчанию каждого замеченного или указанного пулемета".

Написать сие на бумаге было легко, а как и чем реально бороться с пулеметами, оставалось неясно. Дивизионная 7б-мм пушка для этой цели в большинстве случаев не годилась. Нужна была пушка, которая перевозилась, а то и переносилась на поле боя одним-двумя, ну максимум тремя солдатами, пушка, которая легко помещалась в окоп (траншею) и могла там свободно перемещаться. Такая пушка должна быть постоянно с пехотой в наступлении и обороне и соответственно организационно подчиняться не командиру дивизии, а командиру роты или, по крайней мере, комбату. Поэтому такую артиллерию назвали траншейной или батальонной.

37-мм траншейная пушка Розенберга

Первым отечественным специально сконструированным батальонным орудием стала 37-мм пушка Розенберга. М. Ф. Розенберг, будучи членом Артиллерийского комитета, убедил начальника артиллерии великого князя Сергея Михайловича дать ему задание на проектирование этой системы. Розенберг поехал в имение и через полтора месяца предъявил проект 37-мм пушки. Не умаляя достоинств Розенберга, скажем, что советские конструкторы в Великую Отечественную войну, работая на казарменном положении, делали такие проекты за 48, а то и за 24 часа.

В качестве ствола системы Розенберга был использован 37-мм штатный стволик, служивший для пристрелки береговых орудий. Стволик состоял из ствольной трубы, дульного медного кольца, цапфенного стального кольца и медного накатника, навинченного на ствол. Затвор поршневой двухтактный.

Станок деревянный, однобрусный, жесткий (т. е. без противооткатных устройств). Частично энергия отката гасилась специальными резиновыми буферами.

Подъемный механизм имел винт, прикрепленный к приливу казенника и ввинчивающийся в правую станицу салазок. Поворотный механизм отсутствовал. Поворот осуществлялся перемещением хобота станка.

Станок имел щит толщиной 6 или 8 мм. Причем последний держал пулю мосинской винтовки, выпущенную в упор.

Как видим, лафет был прост, дешев и мог изготавливаться в любой полукустарной мастерской.

Система легко разбиралась в течение минуты на две части весом 73,5 и 106,5 кг соответственно.

На поле боя орудие перевозилось вручную тремя номерами расчета. Для удобства передвижения под хоботовый брус средствами частей приделывался небольшой каток.

Зимой система устанавливалась на лыжах.

В походе орудие перевозилось:

а)  в оглобельной запряжке, когда непосредственно к лафету прикрепляют две оглобли;

б)  на специальном  передке, который можно изготовить своими силами, например снять с походной кухни котел;

в)  на телеге. Обычно пехотным частям отпускались три парные повозки обр. 1884 г. на два орудия, в двух повозках по орудию и 180 патронов в ящиках, а на третьей - 360 патронов в ящиках.

В 1915 году опытный образец пушки Розенберга был испытан и принят на вооружение

под названием "37-мм пушка обр. 1915 г.". Это название прижилось, и в частях, и в официальных бумагах это орудие по-прежнему именовали 37-мм пушка Розенберга.

Первые пушки Розенберга появились на фронте весной 1916 года. Старых стволиков вскоре стало не хватать, и распоряжением ГАУ от 22 марта 1916 года Обуховскому заводу было приказано изготовить 400 стволов для 37-мм орудий Розенберга. Из этого заказа к концу 1919 года было отправлено с завода 342 ствола, а остальные 58 находились в 15-процентной готовности,

К началу 1917 года на фронт было отправлено 137 пушек Розенберга, еще 150 предполагалось отправить в первой половине года. По планам русского командования каждый пехотный полк должен быть снабжен батареей в 4 траншейные пушки. Соответственно для 687 полков требовалось 2748 пушек, и, кроме того, на ежемесячное пополнение убыли требовалось по 144 пушки.

Увы, планы эти осуществлены не были в связи с начавшимся в феврале 1917 года развалом армии и последовавшим с некоторым запозданием развалом военной промышленности.

В 1916-1917 гг. из США в Россию был о поставлено 218 37-мм автоматических пушек Маклена, которые использовались также в качестве батальонной артиллерии.

Автоматика пушки работала на принципе отвода газов. Питание обойменное. В обойме 5 патронов.

Пушки Маклена устанавливались на тумбовом и колесном лафете. В батальонной артиллерии они использовались только на колесном лафете. Лафет жесткий. Противооткатные устройства отсутствовали. Подъемней и поворотный механизмы винтового типа.

В походном положении пушка буксировалась конной тягой с передком, в котором помещалось 120 патронов. Выстрелы от 37-мм пушки Маклена были взаимозаменяемы с выстрелами от других 37-мм пушек (Гочкиса, Розенберга и др.).

Тактико-технические характеристики 37 мм. пушки Розенберга

Калибр, дюйм/мм 1,45/37
Длина ствола, клб 19
Длина нарезной части, мм 620
Крутизна нарезов, клб 30
Число нарезов 12
Глубина нарезов, мм 0,4
Начальная скорость снаряда, м/с 442
Длина орудия, м 0,16
Угол вертикальной наводки, град -5 - +15
Угол горизонтальной наводки, град 90
Ширина орудия, м 1
Высота орудия, м 1
Вес орудия с замком и лафетом, кг 180,1

 

1, 2 - пушка Розенберга. 3 - лафет пушки. Видны буфера и направляющий стержень, на который они надеты.

Для просмотра увеличенного изображения кликните по картинке

Боеприпасы к пушке

Артиллерия

На главную