Сергей Алексеевич Ульянин  и его вклад в развитие русской авиации

Сергей Алексеевич Ульянин - человек уникальный. Талантливый конструктор, замечательный изобретатель, первый начальник первого авиационного военно-учебного заведения России. Он - один из первых - четвертый из военных чинов и восьмой по номеру диплома русский пилот-авиатор, получивший этот диплом во Франции в 1910-м году. Его называли “русским Эдисоном” и это вполне заслуженно.

Родился Сергей Ульянин 12 (25 сентября) 1871 года в Москве.

После кадетского корпуса, закончил в 1892-м Александровское военное училище. В пехотном полку, куда направили молодого подпоручика, Ульянину “стало тесно”. Прочные и глубокие знания, пытливый ум офицера звали его к более сложному, новому, романтичному. Сдал экзамен “на предмет перевода в артиллерию”, а это серьезнейшие экзамены - аналитическая геометрия, дифференциальное и интегральное исчисления, физика, химия... И Ульянин оказался в Варшавской крепостной артиллерии.

На новом месте он знакомится с воздухоплаванием, наблюдает полеты людей в воздухе, и у него зарождается мысль самому подняться в небо. Более того, как человек военный, Ульянин осознает значение воздухоплавания в военном деле. И он становится слушателем Учебного воздухоплавательного парка (УВП), который закончил в 1895-м году. В послужном списке офицера так записано: “24 февраля 1896г. ВЫСОЧАЙШЕ повелено носить знак отличия за окончание Офицерского класса УВП по 1-му разряду”.

Пока не было вакансий в воинских частях воздухоплавания, Ульянин зря времени не терял: начал свою конструкторскую деятельность. Для наблюдения за полем боя, за целями артиллеристам требовались наблюдательные вышки - чем выше, тем лучше. Ульянин пошел по другому пути: он создал воздушный змей и с его помощью поднимал аэрофотаппараты своей конструкции. Кстати, Ульянин создал пять типов таких аппаратов, в том числе второй в мире для воздушной съемки и первый в мире - для съемки с борта аэроплана. На фотоаппарат для автоматической записи фотограмметрических данных, изобретенный Ульяниным в 1908-м, ему была выдана “привилегия на изобретение”.

Однако Сергей Алексеевич на достигнутом не остановился. Он разрабатывает змейковый поезд (аэропоезд). В нем он поднимал в корзине наблюдателей (до 4-х человек и поднимался сам на высоту до 400 м. Причем корзина была снабжена всем необходимым для наблюдения с воздуха, включая телефон для передачи разведданных на землю. За это изобретение Ульянин получил два приза на 1-м Всероссийском празднике воздухоплавания в Санкт-Петербурге в 1910-м году.

С 1905-го Сергей Алексеевич - командир Варшавского крепостного воздухоплавательного отделения. А до этого он со своими воздушными змеями собирался на русско-японскую войну. Правда, пока собирали две команды для отправки на фронт, война кончилась.

Уже известного к тому времени изобретателя заметили и ввели в состав Особого комитета по восстановлению военного флота на добровольные пожертвования, а там - в Отдел Воздушного Флота, которым руководил Великий Князь Александр Михайлович. Именно этот отдел направил Ульянина на учебу во Францию, в авиационную школу Фармана, где практическим полетам его обучал первый русский летчик М.Н.Ефимов.

Ульянину принадлежит немало изобретений в разных областях военного дела, но в этой статье мы более подробно остановимся на его вкладе в авиацию.

В 1908-м он разработал и изготовил модель самолета оригинальной конструкции: биплан, который, по желанию, - мог превращаться в моноплан, для чего надо было снять лишь нижнюю плоскость. Результаты демонстрации модели на заседании Императорского Русского технического общества в Санкт-Петербурге произвели большое впечатление на маститых членов общества.

В следующем году Сергей Алексеевич разработал проект двухмоторного аэроплана с тремя комбинациями опорных плоскостей: моноплан, биплан, триплан. В проекте этого тандемного моноплана-биплана проведен разбор четырех главных существовавших в то время аэропланов. На основе анализа предложил наивыгоднейшие формы поверхностей аэроплана и его компоновки. Для уменьшения лобового сопротивления, авиатора и пассажира предусматривалось посадить одного за другим. Рукоять управления впервые предлагалась одна: “чтобы одну руку иметь свободной”.

Главное в проекте - для повышения надежности полета предлагалось установить два мотора. И это на заре создания самолетов! “Сила каждого из них, - считал автор проекта, - должна быть достаточной для поддержания полета аэроплана”. Мощность этих двигателей предлагалось использовать не на пределе, как это обычно бывало до Ульянина. Говоря современным языком, с определенным “коэффициентом использования”.

“Избыток силы при двух моторах, - писал Ульянин, - выгоден тем, что в случае надобности можно развивать большую скорость, поднять больший груз, а при средней скорости моторы будут работать в нормальных условиях, без перегрузок”. Это ли не принцип наивыгоднейшего использования узлов?! Было ли тогда понятие “коэффициент использования узлов”? Кто тогда слышал о теории надежности? Кто до Сергея Ульянина предложил коэффициент использования узлов, принцип дублирования узлов и деталей конструкции? Не назвать ли нам Ульянина пионером практического применения теории надежности? Пока его называют одним из первых конструкторов, широко применившим принцип дублирования узлов и деталей изделий воздухоплавательной и авиационной техники.

По неизвестным до сих пор причинам самолет построен не был. Так же как и самолет братьев Лебедевых с двумя моторами и четырьмя пропеллерами, во многом повторявший самолет Ульянина. Это тоже интересный вопрос.

В 1910-м в Высшем техническом училище (ныне МГТУ им. Баумана) в рамках съезда естествоиспытателей проходил конкурс моделей планеров и аэропланов. Ульянин демонстрировал модель своего строящегося аэроплана. Она слушалась рулей, плавно летала по залу и, будучи пущена вверх основанием, принимала нормальное положение, перевернувшись в воздухе. Жюри конкурса, которое возглавлял Н. Е. Жуковский, в числе других участников, присудило жетон Ульянину (он, как офицер, участвовал вне конкурса - надо было в то время получить на это специальное разрешение) - за большое научное значение его модели аэроплана.

В 1911-м Сергей Алексеевич сконструировал военный биплан. По идее Ульянина, он был разборным для удобства перевозки в войсковых колоннах. В проекте вопросам надежности снова уделено много внимания. Например, все тяги двойные: на случай разрыва одной из них. Впервые в России была создана закрытая гондола, защищавшая летчиков от холода и ветра; особо прочная рама для безопасного спуска на землю. Для подъема без помощи команды было введено особое приспособление, предусматривалось радиотелеграфное устройство; грузоподъемность до 5 человек; скорость около 75 км/ч.

Самолет был построен Петербургским товариществом авиации и назван “ПТА” N1. Он удачно летал. Полутороплан ПТА испытывал сам создатель В. А. Лебедев. С 1 мая 1911-го он летал с одним и с двумя пассажирами. 5 мая с ним полетели 4 пассажира. “Красивая картина представила этот полет, - писали в газетах. - Аэроплан по обыкновению легко отделился от земли, унося с собой пятерых авиаторов. После 10 минут полета авиаторы спустились на землю”.

Газета “Петербургский листок” 6 мая назвала этот полет рекордным по грузоподъемности в России. Так, была подтверждена проектная грузоподъемность. Специалисты считают “ПТА” N1 первым русским военно-транспортным самолетом. На 1-й Международной воздухоплавательной выставке в Санкт-Петербурге в 1911 г. ПТА получил за этот аэроплан малую золотую медаль.

Будучи председателем Экспертной комиссии на 2-м и 3-м конкурсах военных аэропланов Сергей Алексеевич внес свою лепту в дело повышения качества отечественных самолетов. Он же разработал методику оценки аэропланов.

В апреле 1917-го военного летчика Ульянина назначили начальником реорганизованного после февральской революции Полевого управления авиации и воздухоплавания при штабе Верховного главнокомандующего. Однако, вернувшись из-за границы 2 июня и вступив в должность, он 7-го июня попросил назначить на эту должность другого человека, а сам решил сосредоточить свои усилия на “организации авиационных школ по образцу французских”.

Именно для этого он привез с собой из Франции несколько весьма опытных в школьном деле французских офицеров. Просьба Ульянина была удовлетворена, и он получил должность помощника начальника Управления военного воздушного флота, а с декабря 1917-го стал начальником этого управления.

Ульянин был прекрасным педагогом, воспитателем. Его учениками были известные впоследствии летчики П. Нестеров, А. Казаков, Е. Крутень, Герой Советского Союза М. Бабушкин, выдающийся конструктор К. Калинин и др.

В конце марта 1918-го Сергея Алексеевича командировали за границу для создания постоянной информационной авиационной миссии в Англии, Италии и Франции. С ним выехала семья. 13 октября 1921 г. Ульянин умер в Лондоне, где и похоронен.

Ульянин оставил заметный след в авиации. Но его талант - многогранен. Он был пионером не только авиации, но и аэрофотограмметрии, змеенавтики, телемеханики и теории надежности. Именно Ульянин предложил дистанционное управление артиллерийским огнем эскадры кораблей и телеуправление движущимся объектом, в том числе самолетом по радио.

Сергей Ульянин был хорошим семьянином, заботливым отцом четырех дочерей и сына, двух приемных дочерей, остроумным собеседником. В нем было сильно развито чувство ответственности за свои дела и поступки. “Сергей Алексеевич заслужил ту вечную память, - отмечали журналы и газеты после смерти Ульянина, - которая будет жива не только в его современниках, но и страницах истории русской авиации, в направлении и путях которой он столько лет работал не за страх, а за совесть...”.

 

Авиация

На главную