Бомбардировщик Сикорского "Илья Муромец"

С конца 1914-начала 1915 года, авиация, которой, поначалу, не придавали особого значения, используя, в основном, как средство разведки и арткорректировки, стала самостоятельной боевой силой. Первой "ласточкой" стали французские двухместные SPAD-SА2, в котором пилот размещался за двигателем, а передний стрелок размещался перед двигателем и толкающим винтом. Несмотря на сложность конструкции и существенное снижение как эффективности винта, так и маневренности, это был не просто самолёт, способный вести огонь в переднюю полусферу - это был ещё и самолёт, передняя шкворневая пулемётная установка которого была подвижной - практически, самолёт имел первую в мире наступательную подвижную турель. На пилота же возлагалась функция сбрасывания 5-8 бомб - лёгких - калибром 5-10кг. До этого все боевые самолёты или вовсе не имели вооружения, или имели заднего стрелка с оборонительной пулемётной турелью для защиты задней полусферы. Такую же конструкцию имел и английский "Де Хевиленд", за исключением того, что лётчик и стрелок размещались рядом в передней кабине, а пилот имел и курсовой пулемёт. Однако, сложнейшая компоновка приводила к низкой маневренности, притом, что размещение винта между двигателем и кабиной, "съедало" до 30% его мощности.

Английские и французские аэропланы стали одерживать первые победы, хотя, довольно редкие - более маневренные и скоростные самолёты противника уходили из поля обстрела, и, иногда поражали "французов" огнём задней турели. Самым совершенным в этом плане был английский "Ньюпор", с курсовым пулемётом, установленным над крылом вне диска винта. Перезарядка курсового пулемёта осуществлялась стрелком со своей оборонительной турельной установкой, для чего последнему приходилось забираться по лестнице, неся диск с зарядами, можно представить, каково было стрелку практически ни за что не держась, вставлять диск в курсовой пулемёт на высоте нескольких сотен метров! Однако, до 15 марта 1915 года этот английский истребитель был лучшим в мире.

Дело в том, что основной преградой для курсовой стрельбы самолёта являлся винт. Поэтому и приходилось громоздить курсовой пулемёт либо выше диска винта, либо и вовсе - размещать винт за кабиной. Революцию совершил Ролан Гарро - он попросту установил на лопасти деревянного винта, в зоне прострела пулемёта "пулеотбойники" из 4мм стали. Учитывая, что не более 7% пуль попадали в винт, темп стрельбы падал не резко. "Моран" стал истинным "убийцей немецких аэропланов", вдвое превзойдя "Ньюпор", но его судьба - была стать "Халифом на час". Авиаконструктор Энтони Фоккер использовал идею Гарро, но предложил абсолютно новую инженерную схему - уже 27 апреля в воздух поднялся немецкий "Фокер-Айндеккер" (букв. Фоккер- моноплан). Немецкий истребитель нёс два пулемёта системы Максима с синхронизаторами - устройствами, задерживающими спуск, при прохождении лопасти через зону обстрела. Скоростной моноплан стал косить "Мораны", "Ньюпоры"; а для устаревших "Фарманов" и "Де Хевилендов" - был неуязвим - даже передний турельный пулемёт не спасал их - "Айндеккер" уходил на скорости, и, вскоре, намертво зависал на хвосте, что при отсутствии задней турели было смертным приговором. Моран с пулеотбойником проявил недостатки - на нём нельзя было использовать бронебойные пули, поражающие двигатель, но и с обычными пулями нагрузок часто не выдерживали лопасти и ось редуктора. На три месяца небо Первой Мировой полностью принадлежало немцам, но и смертоносные "Айндеккеры" несли редкие потери - с гибелью над территорией врага первого немецкого истребителя, секрет "Айндеккера" был разгадан и вот - к лету 1915 года все машины воюющих стран - России, Британии, Франции - Германии и Австро-Венгрии с другой стороны несли 1-3 синхронных пулемёта.

Но, получилось так, что основным назначением самолёта - было сбить другой самолёт - 60-100кг мелких 5-15кг бомб, сбрасываемых "на глазок" могли наносить только "булавочные уколы" враждующим сторонам - так, считалось большой удачей поразить бомбой один танк или броневик за 5-6 самолёто-вылетов!

Настоящий переворот в значении авиации на поле боя произвела машина великого русского авиаконструктора - Сикорского "Илья Муромец" - первый в мире бомбардировщик, способный проникнуть глубоко на территорию противника и донести до цели тонну бомб, "огрызаясь" от истребителей противника 7-9 пулемётами кругового обстрела. После первого же применения, в конце 1914 года, немецкие генералы заговорили о "проигранной войне". Однако, "Илья Муромец" - самолёт 1913 года - довоенной постройки, задумывался Сикорским как вполне мирный пассажирский самолёт. После нелепой гибели роскошного "Русского витязя", (На стоящий на взлетной площадке самолёт упал отвалившейся двигатель одноместного "Морана") авиаконструктор решил не ремонтировать серьёзно повреждённый "Витязь", а строить ещё более тяжёлый "Муромец". Но война изменила планы. Пассажирские самолёты "люкс" были переделаны под бомбардировщики, их стали выпускать крупной серией. В 1914 году "ИМ" стал первым в мире самолётом, оснащённым пулемётным вооружением - три пулемёта предназначались для "работы" по пехоте. Специально под новый самолёт сконструировали 650кг фугасную бомбу. Появление истребителей заставило Сикорского пересмотреть пулемётное вооружение летучего богатыря. Теперь семь "максимов" защищали "Муромца" от огня с воздуха, причём стрелковые точки были расположены так, что обеспечивали сферический оборонительный обстрел. Немецкие истребители отказывались нападать на русский бомбардировщик - при вылете двумя парами, немцы, обычно, теряя один-два самолёта, ретировались. Сикорский совершенствовал свою машину тактически - вместо одной тяжёлой бомбы самолёт стал нести кассеты с 8 100 кг или 14 50 кг бомбами, что давало возможность наносить удары по скоплениям войск, бронетехники, артиллерийским позициям. У крыла были смонтированы по одной безоткатной пушке молодого конструктора Курчевского, при этом, пилот "Муромца" производил выстрел, а заряжающий подготавливал пушки к новому залпу. По наземным целям осколочно-фугасные снаряды трёхдюймовой (76,2мм) ДРП были очень эффективны, а картечные заряды позволяли пилоту атаковать с 1,5км истребители противника. Штурман имел свою огневую точку, рядом с пилотом и встречал огнём "Максима" приближающиеся "Альбатросы". Под крыльями "ИМ" нёс 6 пятидюймовых (127мм) ракет, которыми уничтожал танки, обозы, атаковал бронепоезда. Однако, с появлением танков и истребителей, оснащённых 2-3мя пулемётами Сикорский решил кардинально усовершенствовать свою машину.  (Эти данные не подтверждены. Тем более, танков на Восточном фронте никогда не было - Прим. Авт.)

Огненный шквал

Двигатели прикрыли 5мм бронёй, баки сделали мягкими и протектированными. Стрелок в "вороньем гнезде" - концепция задней оборонительной точки существует до сих пор(!) получил, заказанный Сикорским "пятилинейный" пулемёт(12,7мм) под патрон противотанкового ружья Виккерса 12,7/81. Авиаконструктор предусмотрел для нового оружия автоматику перезарядки по схеме Гочкиса-Льюиса - непопулярной в истребительной авиации из-за рассогласования с синхронизаторами. Но задний стрелок не стрелял через диск винта. Дело в том, что схема Максима на отдаче ствола не дала бы крупнокалиберному пулемёту скорострельности выше 150в/м. Даже более совершенная схема Кольта на отдаче затвора, за счёт массовой инерции ограничила бы скорострельность 230в/м. И только схема Гочкиса - осуществление перезарядки рычагом поршня, толкаемого отводимыми через специальный канал пороховыми газами, позволила достичь скорострельности в 300в/м, при этом, пулемёт был намного легче. Впервые в мире Сикорский оснастил свой самолёт 25мм автоматической скорострельной (250в/м) пушкой с чередующимися бронебойно-разрывными и осколочно-фугасными снарядами. Все "Максимы" были заменены на "Льюисы" с темпом стрельбы в 450в/м против 320. Крупнокалиберный пулемёт заднего стрелка играл особую роль - его эффективная дальность составляла 700-800м, тогда как пулемёты винтовочного калибра истребителей врага действовали с 250-300м. Курсовая пушка была эффективна против воздушных целей на дистанции 1,5км; и, пусть "Илья Муромец" не обладал маневренностью истребителя и вести воздушный бой курсовым оружием ему было непросто, зато одного-двух снарядов хватало, чтобы пылающий "Альбатрос" устремился к земле или развалился в воздухе, хотя, приоритетной целью курсовой пушки были танки и бронеавтомобили. Новые стрелковые системы были названы СП5 и СК25, - хотя их создавал не Сикорский, но идеология крупнокалиберного пулемёта и скорострельной пушки принадлежала ему.

Надо сказать, что Сикорский вовремя почувствовал изменение ситуации. Когда "ИМ-П1" уже пошёл в серию, 16 сентября 1916 года в воздухе был потерян первый "Муромец", в бою с четырьмя "Альбатросами", "из коих сбил три". (Надо сказать, что погибший самолёт ранее сбил ещё 6 вражеских аэропланов)

Когда над полем боя появился "ИМ-П1", несущий автоматическую пушку, крупнокалиберный оборонительный пулемёт, 16 50кг бомб, 6 127мм ракет и две динамо-реактивные пушки Курчевского, - паре тяжёлых бомбардировщиков было по силу остановить наступление противника или расчистить путь своим войскам.

Стандартным результатом одного боевого вылета было "Уничтожение семи аэропланов неприятеля, пяти танков и броневиков, двух батарей и автомобильно-гужевого обоза"(цитата из отчёта 1916года). К 1917 году Сикорский усовершенствовал свою машину - заменил "Льюис" штурмана на второй крупнокалиберный пулемёт, поставил и третий "пятилинейный" - на верхнюю стрелковую точку; под крыльями разместил по полуавтоматической 37 мм пушке, с боекомплектом в 50 снарядов на ствол.

Теперь для штурмовки использовалось не только 6 ракет, мелкокалиберная автоматическая пушка и 76,2мм безоткатки с малой скоростью снаряда и длительным процессом перезаряжания, но и 37мм мощные пушки, со скорострельностью до 55в/м, да и 12,7 мм пулемёт штурмана поджигал броневики и зенитные автомобили. 

Огненный яд "Скорпиона"

С 1916 года каждый тяжёлый бомбардировщик, входящий в "Эскадру воздушных кораблей" прикрывал один истребитель С-16 (С-XVI). Эта машина - первый в мире специальный истребитель сопровождения - лёгкий, не очень скоростной, но сверхманевренный биплан нёс самый скорострельный во время Первой Мировой пулемёт с темпом стрельбы в 520в/м. Его автоматика действовала по схеме Гочкиса, но специальный синхронизатор минимизировал почти до нуля вероятность попадания пули в винт, при этом, на всякий случай, лопасти оснастили пулеотбойниками. Двигатель был бронирован, скорострельный пулемёт пришлось оснастить системой водяного охлаждения, посему иногда этот истребитель "вооружают" "Максимом", но, надо сказать, что 520в/м из одного пулемёта не уступали, а превосходили два пулемёта "Альбатроса" со скорострельностью в 350 в/м. С-16 как бы "перечёркивал" очередью вражескую машину, за счёт плотности огня чаще поражая пилота или двигатель. По статистике - за 3 самолёто-вылета С-16 ими сбивались два самолёта противника. В случае численного превосходства противника, дав пару очередей и спутав боевой порядок "Альбатросов" С-16 уходил под защиту "зенитной батареи" "Ильи Муромца", когда самолёты противника, отогнанные огнём бомбардировщика, уходили, или производили второй заход, С-16 прицельно расстреливал один из них. Иногда, С-16 появлялся сзади "Альбатросов", предоставляя им выбор - крупнокалиберные пули первой в мире "Летающей крепости" в лоб или очередь скорострельного пулемёта в заднюю полусферу... Неся колоссальные потери в воздухе от огня пушек и пулемётов "Муромца" и вёртких С-16 - чуть уступая по скорости, на маневре истребитель Сикорского превосходил знаменитые трипланы Фоккера! За стремительность маневра и смертоносный пулемёт немецкие и австрийские пилоты прозвали истребитель сопровождения "Скорпионом". С-16 вертелись вокруг "Альбатросов" - основных самолётов "Восточного фронта", уходя от их очередей, зависали на хвосте и почти непрерывно стреляли, нанося фатальные повреждения аэропланам врага - пулемёт охлаждался водой, боекомплект в 1100 патронов был самым большим в истребительной авиации Первой Мировой войны -даже машины с тремя пулемётами не несли более 900 патронов. При этом к стволу патроны подавались из единого ящика в рассыпной ленте, у пилота С-16 не было необходимости прерывать стрельбу и производить длительную и нелёгкую перезарядку с помощью "тросов Боудена". С-16 устраивал "собачью свалку" среди аэропланов врага, сбивал или повреждал пару истребителей, затем, когда в сторону неравного акробатического боя поворачивался грозный бомбардировщик - резко выходил из боя, предоставляя пилоту и стрелкам вести сокрушительный огонь по противнику.

Обозлённые австрийцы, которые отказывались нападать на "Ежа" (так называли "Илью Муромца") совершили отчаянный налёт на русскую авиабазу. Мелкие и неточно сброшенные бомбы сожгли только один бомбардировщик, тогда как "От огня С-16 на землю рухнул "Альбатрос" с отрезанным очередью крылом, а русский Моран нагнал и сбил ещё один "Альбатрос"". Однако, увеличились потери от огня с земли. Любая немецкая батарея имела 5-6 картечных снарядов к каждой пушке. Немцы сделали свой 13 мм зенитный пулемёт. По скорострельности он в 1,5 раза уступал СП5, но, пробивал с любого ракурса даже разнесённые 3мм+5мм бронеплиты двигателей "ИМ". Ещё более неприятным было то, что новый немецкий пулемёт устанавливали на "Альбатросе" вместо пары "Максимов". Скоростной и тяжёлый "Альбатрос" пикировал на бомбардировщик с высоты, обстреливая 13мм пулемётом, и, хотя на установке за крылом для обороны самолёта сверху Сикорский разместил третий крупнокалиберный пулемёт, даже двум крупнокалиберным системам "ИМ", по суммарной скорострельности превосходящим пулемёт "Альбатроса" в 3 раза было сложно попасть в узкий силуэт приближающегося истребителя, которому, напротив, весь "Илья Муромец" был виден как на ладони. Истребитель противника наносил "ИМ" серьёзные повреждения, хотя, часто погибал от огня 12,7мм пулемётов бомбардировщика на выходе из атаки. Созданный в 1913 году "Илья Муромец" к концу 1916 года исчерпал себя. 

Скорострельная пушка и три крупнокалиберных пулемёта с боекомплектом, безоткатные орудия и полуавтоматические 37мм пушки, так же с боекомплектом, к тому же, каждая требовала своего заряжающего (в обязанности заряжающего 37мм полуавтомата входил взвод тяжёлой пружины на десять оборотов(за счёт отдачи автоматически происходил только выброс гильзы, досылка снаряда производилась механически) и смена десятизарядных "рожков" разных типов), что довело численность экипажа до 12 человек, система кассетного бомбометания и броня переутяжелили самолёт. Дальнейшая модернизация была просто невозможна.Несмотря на это, все воюющие стороны старались создать копию "ИМ". Англичанам и французам Правительством Российской Империи и Сикорским была продана лицензия на производство аналогичного самолёта вместе с чертежами. Немцы пытались скопировать и создать свой собственный бомбардировщик по обломкам сбитых русских машин на территории противника. И, хотя и английские, и французские, и немецкие машины, несколько превосходя "Муромца" в скорости, уступали ему по вооружению, бомбовой нагрузке, дальности, живучести - Сикорский решил построить новый самолёт "Александр Невский". Это был четырёхмоторный (надёжность этой схемы была доказана на ИМ - бомбардировщики возвращались с одним, а то и с двумя, раскуроченными 13мм пулями двигателями) биплан, 80% материалов конструкции которого составляли броневая сталь и дюралюминий. Двигатели имели скоростной шаг винта, что по расчётам позволило бы новому самолёту достичь скорости 230-250км/ч; для того, чтобы скоростной шаг винта не сильно увеличивало разбег, нижняя пара крыльев имела 12% угол атаки. Девятитонный самолёт не имел гофрированных поверхностей, нёс оборонительные пулемёты калибром 12,7 и 15,3мм, две автоматические курсовые 25мм пушки, комбинацию 37мм полуавтоматов и 76,2мм ДРП, десять ракет и 18 100кг, или 32 50кг, или четыре 500кг, или 3 650кг бомбы.

Но судьба "Александра Невского" - взлететь в небо только один раз, для испытания соответствия скорости рассчётным характеристикам, при загрузке в 1,5 тонны, эквивалентной массе пушечно-пулемётного и ракетно-бомбового вооружения. Последний полёт последнего русского богатыря... 

Украденная победа

Представив проект Императору, Сикорский сказал: "С ним мы выиграем войну". На ватмане тут же появилась высочайшая резолюция. Русские войска были в 50км от Вены. Это было 4 января 1917 года. Менее чем через год великому авиаконструктору пришлось навсегда покинуть Родину.

С 1917-ого года для русской авиации почти на десять лет началось безвременье. И советский ТБ-1, имевший практически одинаковые с проектом Сикорского характеристики (единственное, изменили тактику - ТБ-1 не было нужно штурмовое вооружение, - его приоритетом была высотность полёта) появился только в 1925 году...

От автора: в статье этой много спорных утверждений. Особенно касательно пушек Курчевского и 13 мм. пулеметов, которые, насколько мне известно, из стадии опытов не вышли. Но пока не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Просто читайте и думайте - все что я могу сказать. В скором времени будет опубликована одна книга, посвященная "Муромцам". Она и развеет все сомнения.

Авиация

На главную