Шрапнельные фугасы Российской императорской армии

  С самого начала хотелось бы уточнить, что современное понятие «фугас» несколько не соотносится с описываемым предметом. Так, фугасом  (франц. fougasse, от лат. focus — очаг, огонь) является заряд взрывчатого вещества, закладываемый в водонепроницаемой оболочке в земле или под водой на небольшой глубине. Примером может служить камнеметный фугас, при устройстве которого в специальной формы углублении, пологим скатом обращенном к противнику, закладывается заряд ВВ, прикрываемый щитом с последующей засыпкой щита камнями, при выбросе которых и наносится поражение противнику. Как видим, фугас комплектуется на месте из различных компонентов, не являясь одним целым боеприпасом промышленного или кустарного изготовления.

В данном случае речь пойдет о инженерном боеприпасе промышленного изготовления, который содержит в себе элементы, необходимые для производства взрыва и нанесения поражения осколками. То есть описанные ниже боеприпасы логичнее было бы назвать минами, нежели фугасами. Тем не менее, я не имею права преднамеренно искажать сложившееся историческое название, под которым эти боеприпасы были приняты на вооружение Русской армии. 

Идея использования ВВ для организации противопехотных заграждений не нова. О применении пороха для устройства фугасов известно едва ли не с начала его применения на войне. Наиболее распространенным вариантом использования силы взрыва против пехоты противника было устройство камнеметного фугаса, когда заряд пороха помещался в специальной формы яме, накрывался дощатым щитом, который засыпался камнями различного размера. При взрыве выброшенные из ямы камни накрывали некоторую площадь,  имевшую форму вытянутого эллипса, поражая солдат противника.  Так, при заряде пороха весом в полтора пуда дальность поражения составляла до 350 шагов при максимальной ширине эллипса в 75 шагов. Естественно, при грамотно отрытом котловане (выдержана его форма, правильный и под нужным углом откос, надлежащая укладка щита и камней, соблюдение прочих тонкостей саперного ремесла)

Вероятно, основной проблемой была надежность срабатывания такого фугаса – фитиль или огнепроводной шнур того времени не имели достаточной защиты от сырости, потому время работы фугаса было ограничено и сильно завесило от погодных условий и влажности грунта. Кроме того, устройство такого рода взрывных заграждений требовало огромных трудозатрат (только для отрывки котлована требовалось не менее 7 человек, не считая занятых изготовлением ящиков и подносом камней), материала (доски, иногда и сами камни), который требовалось доставить к месту проведения работ. Длительность работ при условии задействования необходимого количества работников составляла не менее 4-6 часов, и то при условии, если грунт в месте отрывки достаточно мягок. В скальном грунте отрывка котлована вообще была крайне сложна.

Все это ограничивало применение камнеметных фугасов особыми случаями вроде прикрытия важных в военном отношении проходов, выходов из дефиле, крепостных сооружений. И хотя внедрение электрического способа взывания несколько увеличило надежность срабатывания фугасов, уменьшило их зависимость от погодных условий, трудоемкость и длительность работ по их устройству продолжали оставаться причиной, ограничивающей применение камнеметных фугасов в полевой войне.

События Крымской, а затем и Русско-японской войны заставили по-новому взглянуть на роль и место инженерных заграждений в современной войне. Роль последних в позиционной войне значительно возросла. Необходимость прикрыть опасные направления (наиболее удобные для атаки, плохо наблюдаемые и не простреливаемые складки местности) диктовала применения различного рода заграждений, в том числе и взрывных. Однако мириться с трудоемкостью их устройства становилось все тяжелее.

Во время обороны Порт-Артура острая необходимость в прикрытии направлений наиболее вероятных атак японцев заставила инженеров-саперов мыслить нестандартно. Возросшая сила огня оружия всех видов  часто делала невозможной длительную работу саперов на переднем крае, а трудоемкость устройства известных до того камнеметных фугасов не позволяла провести работы достаточно быстро и скрытно.

Выход из положения был найден штабс-капитаном Карасевым. Изобретенный им шрапнельный фугас, следуя современной терминологии, можно назвать противопехотной миной осколочного действия с готовыми поражающими элементами.

Идея Карасева заключалась в том, чтобы избавить саперов от большого количества земляных работ на месте установки фугаса. Достигалось это тем, что сам фугас предварительно (в мастерских) комплектовался зарядом ВВ, поражающими элементами, вышибным зарядом, объединенными корпусом. Теперь вместо отрывки котлована достаточно было устроить небольшой глубины ямку, куда устанавливался фугас, укомплектовать его средствами взрывания и замаскировать место установки.

Второй идеей Карасева было обеспечение максимального поражающего действия фугаса за счет его подрыва над землей. Расположенный в донной части заряд пороха при срабатывании фугаса выбрасывал его из ямы, при этом срабатывал вытяжной воспламенитель (нижняя часть фугаса оставалась в земле, и к ней крепился вытяжной шнур). Взрыв боевой части происходил на некоторой высоте (оптимально 0,7-1,5 м.), чем достигалась максимальная эффективность использования поражающих элементов. Обеспечивалась возможность кругового поражения противника независимо от его положения (стоя, лежа, за мелкими складками местности) в радиусе разлета поражающих элементов.

1,2  Фугас Карасева. Частичный разрез.

Конструктивно фугас представлял собой цилиндроконический корпус (5), в который вставлялся цилиндрический корпус боевой части (6), содержавший заряд ВВ (3) и готовые поражающие элементы (шарики, металлический лом и т.п.)- (4). В нижнюю часть шашки ВВ вставлялся взрыватель, изготовленный на основе вытяжного воспламенителя. Шнур воспламенителя при помощи тросика или цепочки и карабина крепился к нижней части фугаса. Высота срабатывания фугаса зависила от длины тросика. Сверху фугас имел ручку, предназначенную для удобства переноски и установки.

Во внешнем корпусе, цилиндроконической части фугаса, размещался вышибной заряд (2). Для его воспламенения имелась трубочка, в которую вводился воспламенитель (электрический или же механический, возможно применение обыкновенного огнепроводного шнура). Наиболее часто применялась вытяжная трубка в комбинации с датчиком цели натяжного действия (проволока, шнур), однако это не исключало использования и электрического способа воспламенения при устройстве управляемых взрывных заграждений.

На нижней части корпуса имелся рым (1), в который при установке пропускалась жердь или другой подручный предмет. Этим обеспечивалась неподвижность внешней части фугаса после выброса его боевой части и надежное срабатывание вытяжного воспламенителя.

Довольно простая конструкция обеспечивала достаточную надежность и высокую эффективность срабатывания. Изготовление фугасов Карасева производилось кустарным способом в  лабораториях «фугасной команды» в Порт-Артуре под руководством Л.И. Дебогория-Мокриевича (известен как изобретатель «сигнальной вспышки» - прообраза современных сигнальных мин) было изготовлено не менее 1100 подобных фугасов. Впрочем, в Порт-Артуре имелись еще флотские мастерские и артиллерийские лаборатории, имевшие возможность изготавливать подобного типа боеприпасы, так что мин подобного типа могло быть изготовлено значительно больше.

Недостатками конструкции можно считать то, что при затрудненном выбрасывании боевой части из ямы (слишком толстый слой земли сверху, примерзание, частичное отсыревание порохового заряда и т.п.) взрыва не происходило. Впрочем, взрыв фугаса в земле произвел бы на противника больше психологическое, нежели поражающее, воздействие. Разлет осколков и поражающих элементов в таком случае минимален, большинство их остается в воронке, а оставшиеся выбрасываются вертикально вверх, нанося поражение только имевшим несчастье оказаться над миной бойцам.

Второй проблемой была чувствительность к сырости, все же остававшаяся высокой. Так, отсыревший дымный порох терял свои качества, но едва ли не более чувствительным был терочный воспламенитель, корпус которого изготавливался из картона, пропитанного парафином. Возможность применения в Порт-Артуре вытяжных трубок для орудий в качестве воспламенителя не могла полностью решить проблему чувствительности терок к сырости. Кроме того, кустарно изготовленный корпус не всегда оказывалось возможным в достаточно загерметизировать

Тем не менее, высокая эффективность фугасов была налицо, и факт повсеместного использования принципа «прыгающей мины» в наши дни о многом говорит. Увы, точно такие же по идее немецкие мины S.Mi. 35 доставили нам немало хлопот во время ВОВ. Примерами современных (вернее, ныне использующихся) мин с применением принципа подрыва на высоте человеческого роста могут быть многочисленные вариации на тему немецкой S.Mi. 35, включая американскую М 16 (не путать с винтовкой!) и наши ОЗМ-3 и ОЗМ-4, болгарская Шр-II (PPMi-Sr II), югославская ПРОМ-1, опять-таки наша ОЗМ-72. При взгляде на ОЗМ-160 преемственность с «прабабкой» особенно бросается в глаза, несмотря что размеры и поражающее воздействие значительно возросли.

 

Извлеченные из земли большие шрапнельные фугасы. Окрестности Архангельска, 2008 год. Для просмотра увеличенного изображения кликните по картинке

Дальнейшим развитием шрапнельного фугаса системы штабс-капитана Карасева стал большой шрапнельный фугас, принятый на вооружение в ходе Первой мировой войны, в 1915 (по другим данням – 1916) году.

Ниже приводится техническое описание  фугаса, взятое из руководства по подрывным работам. Стиль и орфография документа несколько изменены для удобства восприятия современным читателем.

----------------

Корпус фугаса состоит из жестяного цилиндра А (схема 1), в дно которого ввинчивается коробка Е, снаряженная 9-ю золотниками черного пороха и запалом накаливания, вставляемого в трубку.

1 - Устройство большого шрапнельного фугаса (схема 1); 2 - Установка фугаса в грунт (схема-2) Для просмотра увеличенного изображения кликните по картинке

В корпус вложен шрапнельный снаряд В,снаряженный тремя фунтами шнейдерита и 10-ю фунтами лома металла, заменяющего пули. В дно снаряда вставляется деревянная колодочка С с шайбою, вытяжной трубкою и капсюлем—детонатором (Д); колодочка может прочно закрепляться на месте помощью двух винтов, прижимающих шайбу. Ушко вытяжной трубки (на чертеже не показано) соединяется с дном корпуса фугаса цепочкою Д длиною один аршин (71,1 см.).

Фугасы устанавливаются в ямах (схема 2), глубиною около 16 дм. (прибл. 0,41м.) и укрепляются в них при помощи поперечных палок Ж, пропущенных через кольца 1. От воспламенения запала взрывается порох, действием которого шрапнельный снаряд взлетает вверх на длину цепочки; последняя выдергивает терку воспламенителя и взорвавшейся разрывной заряд разбрасывает куски металла, поражающе цель на расстоянии 50 шагов (прибл. 35 метров).

На местности фугасы располагаются один от другого на расстоянии 20 саж. (чуть более 40 м.) и могут быть взорваны со станции по желанию, группами по 6-ти штук или по одному, или поставлены, как самовзрывающееся, пользуясь для этого замыкателем.

 

Прим. авт. Ограничение размеров группы 6 шт вероятно, объясняется тем, что подрывная машинка обр. 1913 года, пригодная для взрывания искровых и платиновых запалов, не могла взрывать более 6 параллельно соединенных платиновых запалов (искровых сист. Дрейера обр 1874 г). Последовательное (или, как тогда говорили, «в цепь») соединение запалов не имело смысла, так как вызывало взрыв сразу всех фугасов, исключая возможность подрывать их на выбор поштучно, соединяя выводы проводов с машинкой или батареей. Замыкатель представлял собой устройство, которое от воздействия  на него (натяжение проволоки для замыкателей Стендера и ртутных замыкателей Малкина,  натяжение или обрыв проволоки для трубчатого замыкателя или воздействия цели своим  весом для ртутного замыкателя Бродского) замыкал цепь и вызывал взрыв фугаса. Замыкатель мог собираться  в блоке с источником питания (если использовались платиновые запалы, подрываемые одним элементом), так и устанавливаться отдельно. В последнем случае источник тока находился на станции, что позволяло дистанционно выключать и включать минное поле рассоединяя или соединяя проводники с источником тока, как правило батареи, т.к. для работы всей системы требовалось постоянное наличие тока в сети, которое подрывная машинка не могла обеспечить.

Итак, фугасы в управляемом варианте могли подрываться как группами по 6 (и менее), так и поштучно при помощи «контактной доски» с марикрованными выводами проводов от каждого фугаса. Источник тока – батарея с достаточными параметрами и, чаще, подрывная машинка.

В «самовзрывном» варианте существовали два типа установки:

1.  Замыкатель и источник тока расположены возле фугаса. Взрыв от воздействия на замыкатель, мина не управляема. При достаточной силе тока у источника питания возможен взрыв группы фугасов от одного замыкателя, допускается соединение как параллельное (менее желательно), так и последовательное, а также варианты (попарно-параллельное и т.п.) Требуется расчет сети, т.к. недостаточные ток и напряжение от источника питания приведут к отказу. Фугас может быть взорван при натяжении проволоки (замыкатель Стендера, Малкина), ее натяжении либо обрыве\перерезании (трубчатыйй замыкатель), воздействии веса цели (ртутный замыкатель Бродского). Особенно коварным способом минирования  была установка фугаса с трубчатым замыкателем. Он срабатывал от обрыва или натяжения, что на практике означало поражение неопытного сапера или пехотинца при попытке «обезвредить» фугас путем перерезания натянутого датчика цели. Не исключались варианты установки, при которых попытка повредить или преодолеть проволочное заграждение приводила к подрыву фугаса.

2.  Замыкатель расположен в районе установки фугаса, провода выведены на станцию. Типы соединения и требования к сети такие же, как в вышеописанном примере. Разница в том, что оператор имеет возможность отсоединять от источника питания (расположен на станции) провода, ведущие к фугасам и замыкателю. В таком случае даже воздействие на замыкатель подрыва фугасов не вызовет, а это важно при нахождении своих бойцов в районе установки фугасов (работы на заграждении, необходимость пропуска разведчиков, а также при необходимости атаковать противника) и обезвреживании фугасов, в случае захвата лежащей впереди местности. Недостатком способа является повышенный расход проводника, увеличение сопротивления линии, ее большая уязвимость от огня противника и действия его саперов, что вынуждает укладывать магистральные провода в ровики достаточной глубины.

Каждые 12 фугасов укупорены в деревянный ящик, с одной стороны которого, вверху, помещены в особых гнездах 12 деревянных колодочек с вытяжными трубками. На крышке, прикрывающей колодочки, прикреплен ключ с отверткою для поворачивания колодочки, вложенной в шрапнельный снаряд и для навинчивания двух винтов на дне его.

Установка фугасов. Перед помещением фугасов в ямы из дна их вывинчивается пороховая коробка с запалом и через открывшееся отверстие вытягивается и расправляется цепочка с разъемным ушком (карабином). Затем фугас становится крышкою на землю. В петлю вытяжной трубки просовывают конец проволочного карабина, который затем сжимают настолько, чтобы один конец его заскочил за другой, и поворачивают карабин так, чтобы место сгиба его (середина) пришлось у петли вытяжной трубки.

Осторожно вводят колодочку с вытяжной трубкою и капсюлем в центральное отверстие в дне снаряда, наблюдая, чтобы головки двух винтов по бокам отверстия прошли через полукруглые вырезы в шайбе колодочки.

Ослабляют оба винта отверткою и поворачивают ключом шайбу на 1\4 круга, чтобы края ее пришлись под головками винтов, и завертывают последние до отказа отверткою.

Далее, поворачивают фугас боком и укладывают всю цепочку в пространство между донцами корпуса и снаряда, наблюдая, чтобы она не выходила за края отверстия в де корпуса.

Снимают с пороховой коробки предохранительную жестяную крышку и ввинчивают руками коробку в дно фугаса до отказа.

Приращивают к проводникам от запала провода от сети и, продев в нижнее кольцо фугаса палку длиною около 10 дм.. (25 см), опускают фугас вместе с палкою в яму, закрепляют его там и заполняют промежутки между стенками фугаса и ямы, плотно, землею до самой крышки.

Наконец, отгибают вниз концы лапок, придерживающих крышку фугаса к его корпусу и, засыпав яму землею, замаскировывают ее.

Конструкция, как мы видим, значительно усовершенствована. Решен вопрос безопасной перевозки, пускай сделано это некоторым усложнением приведения фугаса в боевое положение, решена проблема отсыревания пороха, хранимого на складе – коробка надежно защищает заряд от воздействия влажности. Более технологичная форма цилиндра, она же и более компактная.

Недостатками фугаса оказались его габариты (850 мм в длину и 320 в диаметре) и необходимость рыть яму почти что метровой глубины. В ней, кроме самого фугаса, надлежало укрепить в яме и палку. Объем вынутой земли немал, хотя сравнивать таковой с отрывкой камнеметного фугаса просто некорректно. Кроме того, от ямы требовалось отрыть и немалой (никак не менее 200 м!) длины траншейки для кабеля, т.к. под огнем лежащий на земле кабель мгновенно выходил из строя. И это тоже не самое простое дело, кроме того, таким образом демаскировалось и место установки фугаса, и пост управления минным полем. Впрочем, при «лунном  рельефе» переднего края времен позиционной войны траншейка и кучки земли на месте отрывки ям вряд ли могли служить демаскирующим фактором! А вот при заблаговременной установке фугасов желательно было сохранять дерн, а излишек земли выносить в плащ-палатке. Что тоже на самое простое дело.

Так или иначе, требовать от большого фугаса свойств современной ОЗМ-72 не следовало бы. Это средство для создания серьезных препятствий, а для массовой и быстрой установки на проволочные заграждения предназначались малые шрапнельные фугасы. Большие же часто ирали роль того самого туза в рукаве – при грамотном применении они гарантировано срывали атаки даже больших масс пехоты.

 

1- Малый шрапнельный фугас обр. 1915 г. (схема 3). Для просмотра увеличенного изображения кликните по картинке

Кроме указанных подземных фугасов применяются еще малые надземные шрапнельные фугасы, пригодные для обороны проволочных заграждений. Фугас представляет собою небольшой жестяной цилиндр с двойными стенками АА\ во внутреннем пространстве Б помещается заряд, а в междустенном пространстве — куски железа. В середине фугаса имеется канал для вкладывания ударного воспламенителя. Фугас прикрепляется проволоками. КК к колу, вбитому в землю, от чеки воспламенителя отводятся проволоки к другим кольям, поперек направления приближения разведчиков противника. При спуске ударника от натягивания проволоки происходит сигнальный взрыв и поражение приблизившихся людей.

Прим. авт. Собственно, это уже совсем не фугас. По сути дела мы видим  обычную мину, снабженную готовыми поражающими элементами. Возможность использования такой мины в управляемом варианте не исключается, но имеет немного смысла – не укрытые проводники, свисающие с установленной над землей мины, вряд ли выдержат средней интенсивности артобстрел. Зона поражения невелика в сравнении с большим фугасом, для перекрытия зон поражения придется установить большее количество таких фугасов, потому выбрать момент подрыва малого фугаса со станции сложно, а пока сапер разбирается с концами «нужных» проводников, цель уходит из зоны поражения. Да и дорого все это, затратно (по штату 1908 г. в саперной роте числилось 2 (два) сухих элемента, и цена каждого составляла 4 рубля. Это средняя зарплата рабочего за три дня). Батареи на войне всегда дефицит, тратить их на ерунду преступно

Потому основным и, на практике, единственным вариантом установки был неуправляемый, с механическим взрывателем. А тут начинается самое интересное. Эта мина, скорее всего, стала стартовой точкой в карьере взрывателя МУВ! Ударный воспламенитель по идее и конструкции удивительно близок к МУВ, и то, что первые варианты УВ не комплектовались детонаторами (они поставлялись отдельно) окончательно стирает границу между взрывателем и воспламенителем (вернее, в плане названий устройств, с терминологией все куда понятнее). И, кто знает, возможно что в споре о правильности чтения аббревиатуры УВ появится еще один вариант  - Ударный Воспламенитель, который со временем стал полноценным универсальным (и упрощенным) взрывателем. Эта догадка и не более, но, тем не менее, опирающаяся на историю развития конструкции в рамках армии одной страны, пусть и разных государств.

Из схемы видно, что собственного детонатора малый фугас не имел. Следовательно, есть серьезные основания допускать, что окончательное снаряжение фугаса заключалось в изготовлении на базе ударного воспламенителя взрывателя (т.е. установке и обжимке на его  корпусе капсюля-детонатора) и вкладывании получившегося взрывателя в канал мины, фиксации его в этом канале. В дальнейшем к чеке воспламенителя привязывалась бечевка (датчик цели) и фугас оказывался готовым к работе. Недостатком такого взрывателя было отсутствие предохранительной чеки, воспламенителю, в общем-то, ненужной. Но в случае со взрывателем это недостаток был очень серьезным – после снаряжения мины сапер работал с немалым риском для жизни, т.к. взрыватель мог сработать от неосторожного рывка за чеку при присоединении бечевки.

Впрочем, количество вариантов установки с таким взрывателем ограничивается только здравым смыслом (в смысле обеспечения максимального эффекта воздействия фугаса) и фантазией сапера. Известны случаи, когда изобретательные саперы приспосабливали взрыватель к срабатыванию и на натяжение, и на обрыв (перерезание) бечевки или проволоки. Просто привязав бечевку к колу заграждения или прядям проволоки можно было обеспечить подрыв фугаса при попытке разобрать, растащить заграждение или перерезать проволоку. Тем более, что основная цель таких фугасов мыслилась как пресечение попыток разведчиков и саперов противника повреждать заграждения. Наносить потери наступающем большими силами  противнику были призваны более мощные большие фугасы.

Что касается возможности повреждения взрывом фугаса собственных заграждений, то оно практически сводилось к нулю. Проволока очень неохотно перебивается взрывом и осколками, чему подтверждение весьма внушительные нормы расхода взрывчатки, снарядов и инженерных гранат на погонный метр заграждения при создании приходных для пехоты проходов. Заряд же фугаса мал, а осколки практически не рвут проволоку, в то время как людей поражают вполне успешно.

Таким образом, к середине Первой мировой войны инженерами Российской императорской армии были разработаны два типа шранпнельных фугасов, обладавших достаточной даже для сегодняшних требований, эффективностью.  По сути дела, полвека развития мин подобного типа дали лишь уменьшение трудоемкости установки и некоторое уменьшение размера боеприпаса (для удобства установки и перевозки), не изменив в принципе заложенных в шрапнельные фугасы идей – поражения готовыми поражающими элементами и подрыва над поверхностью земли.

 Следует отметить, что в плане развития минного оружия Россия оказалась лидером, хотя слабая промышленная база не позволяла использовать все наработки в полной мере. Заводы были заняты изготовлением куда более необходимых фронту гранат, патронов к пушкам, снарядов к гаубицам и орудиям крупных калибров, наконец, необходимым атрибутом «окопной войны» - гранат и мин к минометам. Инженерные боеприпасы вынужденно оказались отодвинутыми на второй план, и судя по многочисленным импровизациям фронтовых саперов, были в некотором дефиците. Перекочевавшие в советские наставления методы минирования проволочных заграждений ручными гранатами обр. 1912 и 1914 годов родом именно из окопов Первой мировой, да и не только они одни – импровизациям на базе стандартных сосредоточенных зарядов и пироксилиновых шашек, а также боеприпасов артиллерии просто нет числа.

Так или иначе, ничего похожего наши союзники и противники в то время не имели, и знаменитая «мина-лягушка», вероятнее всего, результат осмысления русского опыта. Как жаль, что этот опыт оказался оценен противником, но проигнорирован нами же. А громоздкие конструкции на базе штатных снарядов и мин в соединении с вышибным приспособлением УВК никак нельзя считать «шагом вперед» - снаряд это сложное и дефицитное изделие (вспомним «снарядный голод» зимы 1914-1915 года!), мина же может быть куда проще и при этом эффективнее. Так что по следам вчерашних противников пришлось снова возрождать принцип, заложенный в фугасы  штабс-капитана Карасева – обеспечение подрыва мины кругового поражения на высоте человеческого роста.

К огромному сожалению, имена авторов шрапнельных фугасов оказались незаслуженно забытыми. Внимательный читатель, вероятно, отметил, что и от самого изобретателя шрапнельного фугаса остались только фамилия и звание. Вероятно, таковые еще можно найти, имея широкий доступ к архивам, в том числе и к фондам, которые поныне с «грифом», хотя секретить изобретения почти столетней давности, судя по всему, незачем. Так или иначе, эта короткая и не претендующая на полноту статья призвана напомнить об успехах русской инженерной мысли и тех людях, которым в не самых простых условиях удалось разработать семейство во многих отношениях замечательных инженерных боеприпасов.

Инженерное имущество Боеприпасы

На главную