Устаревшие орудия, применявшиеся в Первой мировой войне


В Первой мировой войны артиллерия сыграла еще большую роль, чем в предыдущих войнах.  Усиление огня пехоты, связанное с принятием на вооружение скорострельных винтовок, и, особенно, пулеметов, вынудило противоборствующие стороны в прямом смысле «зарываться в землю». Полевая фортификация приобрела огромное значение, а вслед за этим выросла роль артиллерии – стрелковое оружие из-за настильной траектории и слабости снаряда было не в состоянии бороться с укрытым противником. Фронт требовал огромное количество орудий и снарядов, а промышленность, особенно в начале войны, дать их не успевала, а часто просто была не в силах это сделать.

Потребность в орудиях была несколько смягчена тем, что со складов в армию стали доставлять устаревшие, казалось бы, системы, принятые на вооружение в 60-80 гг. минувшего века. Как правило это были орудия, стрелявшие зарядами из дымного пороха, снарядами недальнобойной формы на сравнительно небольшие дальности, орудия эти не имели противооткатных приспособлений и патронного заряжания, а значит, имели явно меньшую скорострельность. Конечно, заменить в полной мере новые системы он не могли, однако при существовавшем положении выбора не было. Умелое применение старых орудий часто давало весьма неплохие результаты, хотя явная устарелость часто делала их применение либо малоудобным, либо невозможным. Особенно это касалось малой дальности стрельбы. Орудия эти, как правило, не были приспособлены для ведения огня на большие дистанции – кроме чисто баллистических причин (малая начальная скорость снаряда) играло роль и то, что во время их создания стрельба велась только прямой наводкой на дальность, не превышавшую дальности видимости цели.

К примеру, артиллерия Осовецкой крепости, вооруженная 6 дм. пушками старого образца, была не в состоянии бороться с осадными мортирами немцев, так как дальность стрельбы в 7-8 км. не позволяла поражать осадные орудия, ведшие огонь с дистанции 11 км. Тогда ситуацию спасла своевременная переброска в крепость 6 дм. орудий Канэ с большей дальностью стрельбы.

Особенно много устаревших орудий применялось в Австро-Венгрии и России. Эти страны имели довольно большие армии, однако развитие промышленности (особенно российской) не позволяло сразу насытить армию современным оружием, а всегда недостаточный военный бюджет заставлял экономить средства, продлевая сроки службы старых орудий.

Австрийская 105 мм. крепостная пушка. Гидравлический компрессор прикреплен к жесткому основанию

Если полевая артиллерия была неплохо обеспечена современной материальной частью, то в несколько худшем положении была осадная, и, в особенности, крепостная артиллерия. Крепости к началу ХХ века стали как будто бы складом устаревших орудий – в русских крепостях служили пушки и мортиры образца 1867 года, применялись даже гладкоствольные 5, 2, и ½ пудовые гладкоствольные мортиры, принятые в 30-х годах XIX века!

В крепости такие орудия попали, прежде всего, из-за невозможности применения их в полевых условиях из-за низкой скорострельности, большой массы и крайне невысокой мобильности (орудия калибром свыше 6 дм. стреляли с деревянных оснований, т. е. требовали подготовленной позиции). Кроме того, крепостные орудия большой мощности были очень дорогими в изготовлении, а потому продление срока их службы и проведение модернизации вместо изготовления новых, часто были продиктованы недостатком средств. Следует отметить, что артиллерия по своей «дороговизне», вероятно, занимала тогда почетное третье место после флота и фортификации.

В России большая часть орудий большой мощности перед 1914 годом была устаревшего образца, причем наряду с системами с каналом ствола обр. 1877 года, то есть такой, какая почти без изменений используется и поныне, кое-где применялись медные и стальные орудия обр. 1867 года.

Следует заметить, что «образец 1877 г» и «образец 1877 г» это не система орудия, не год принятия его на вооружение, а указание на тип канала ствола. То есть, обозначение «пушка обр. 1877 г.» само по себе неконкретно, так как со стволами такого типа выпускалось множество систем разных калибров. Для различения конкретных типов орудий указывался его калибр, а при наличии нескольких орудий с одинаковым калибром и конструкцией канала ствола – масса орудия в пудах. Например, «3,42 дм. легкая пушка обр. 1877 г.» «6 дм пушка обр. 1877 в 190 пудов» и т. д.

Конструкция канала ствола зависела от типа применяемого снаряда и материала ствола.

Канал обр. 1867 года («старый») был разработан Круппом и вместе с новыми орудиями принят в России. Особенностью было то, что в тот период еще не было на достаточном уровне налажено производство орудийных стволов из стали, а потому орудия калибром до 6 дм. отливались из бронзы с последующей обработкой (обжатием внутренних стенок ствола путем прогонки калибров несколько большего диаметра). Такая бронза получила название «сталебронзы» и применялась еще в Австро-Венгрии вплоть до Первой мировой войны.

Прочность стенок ствола вынуждала ограничивать давление в стволе, а стрельба велась снарядами со свинцовыми оболочками.

Дабы компенсировать истирание мягкой оболочки в процессе движения по стволу, обеспечить плотное ведение снаряда по нарезам, нарезы сужались к дулу (поля напротив, расширялись).

Позднее (80-е гг. XIX в.) к таким орудиям были разработаны снаряды с медными ведущими поясками, однако при равном калибре с пушками обр. 1877 г., эти и ранее принятые снаряды не были взаимозаменяемыми. То есть, две 6 дм. пушки с каналами разных типов при отсутствии соответствующих снарядов к одной из них не могли вести совместный огонь, а путаница со снарядами для стволов разных типов вызывала сложности при снабжении и требовала квалифицированного к нему подхода. К 1914 году пушек и мортир с каналом ствола обр. 1867 г. на вооружении практически не осталось, а те, что еще состояли в крепостях были модернизированы (вставкой лейнера) и доведены до уровня пушек обр. 1877 года.

В стволах с каналом обр. 1877 г. («прусские», «новые») ширина нарезов была постоянной, нарезка могла быть как прогрессивной (падение крутизны нарезов к казне для более плавного аврезания снаряда в нарезы и увеличения скорости его вращения), так и (реже) постоянной. Огонь велся снарядами с медными поясками, стволы были только стальные. Затворы чаще всего клиновые (циллиндро-призматический горизонтальный клин), у полевых пушек с 90-х гг. XIX и пушек больших калибров – поршневые типа Трель-де-Болье.

Лафеты у орудий полевой артиллерии и легких 6 дм. систем колесные, противооткатных приспособлений нет, откатывалась вся система.

Для стрельбы орудие устанавливалось на деревянной "настильной платформе", состоявшей из брусьев (лежней), укладывавшихся вдоль выбранного направления стрельбы (параллельно директрисе стрельбы), с прикрепленными к ним поперек досками. Платформа делалась таких размеров чтобы орудие получало угол горизонтального обстрела 30° и не могло с нее при откате скатиться. В случае необходимости получения большего угла обстрела прибавлялись доски к платформе или даже смыкали две платформы вместе.

42 лин. пушка обр. 1877 г на платформе. Вверху - откатные клинья, внизу к орудию присоединен гидравлический компрессор (Для увеличения кликните по картинке )

При настилке платформы лежни располагали так, чтобы колеса лафета не приходились над ними, а были между ними. Делалось это для смягчения действия отдачи на колеса и ось, так как доски под колесами прогибались.

Для ограничения отката и самонакатывания системы назначались откатные клинья длиной 8 фт. (около 21/2 м), которые на некотором расстоянии устанавливались позади колес в плоскости обода.

Установка клиньев требовала большого навыка, так как при неумелой установке, без учета всех обстоятельств, лафет мог соскочить при откате с клиньев в сторону или перекатиться через них, мог получиться слишком энергичный накат с сильным ударом по опорному поперечному брусу, укреплявшемуся впереди платформы именно для ограничения наката.

При установке клиньев надо было выбирать удаление их от колес, сообразуясь с состоянием платформы (сухая ли она, мокрая, обледенелая, покрытая песком и т. д.) и с углом возвышения (ближе к колесам при больших углах возвышения и пр.). Нужно было учитывать даже то обстоятельство, что вследствие реакции давления ведущего пояска левая цапфа нажимает на лафет, а, значит, левое колесо сильнее нажимает на платформу и больше прогибает настильную доску платформы, в результате чего левое колесо выше подпрыгивает, и что для учета этого явления надо левый клин ставить несколько ближе.

Помимо перечисленных затруднений в обращении клинья представляли большой груз - вес двух клиньев около 1/2 т (8 - 10%) веса системы без платформы).

Наиболее крупным новшеством в лафетах осадной и крепостной артиллерии, введенным в 90-х годах XIX в., была разработка Дурлаховым гидравлических тормозов системы 'конического канала' для ограничения длины отката системы. Гидравлический тормоз отката передним концом прикреплялся к вертикальному штырю, в свою очередь, помощью обоймы укрепленному на среднем лежне платформы. Штырь должен быть под серединою боевой оси, чтобы колеса могли свободно поворачиваться. Задний конец тормоза (его шток) скреплялся особым сцепом с хоботом лафета (как на вышеуказанном рисунке).

Орудия больших калибров устанавливались на платформах, куда перевозились разобранными. В крепостях орудия устанавливались на стационарных позициях.

Платформы имели некоторый наклон вперед, так что при отдаче, преодолевая сопротивление компрессора и силу тяжести, орудие несколько приподнималось под уклон, а потом под действием собственного веса, накатывалось в исходное положение.

Для ограничения отката таких систем для орудий обр. 1867 применялись остроумно устроенные компрессоры трения, для орудий же обр. 1877 г. использовались установленные между станинами гидравлические компрессоры.

Если последние не требуют особых пояснений (схема по сей день, конечно, с изменениями, применяется в качестве тормоза отката), то компрессоры трения были двух видов.

Первый, более ранний вариант - "дуговые компрессоры трения". В станинах станка внизу были сделаны вырезы, под которыми помещались массивные чугунные дуги (скобы), охватывавшие станины поворотной рамы. В скобах помещались деревянные подушки, снабженные со стороны щек скобы железными накладками; открытой частью подушки прижимались к станинам рамы. Подушки предварительно перед выстрелом зажимались помощью винтов вручную. При откате станок откатывался на поворотной раме сначала свободно, причем поворачивал рычаг, производя добавочное нажатие подушек. Когда передняя грань вырезов станин при откате доходила до скоб, она приводила их в движение, преодолевая сопротивление трения, чем и достигалось торможение отката.

Дуговой компрессор трения

Компрессоры трения работали не вполне надежно, сопротивление их менялось от выстрела к выстрелу, сопротивления компрессоров правого и левого не были равны, почему получались перекосы и тому подобные неисправности.

 

Артиллерия Дальше (часть 2)

На главную