Проволочные сети.

Довольно любопытный документ, иллюстрирующий отношение к проволочным заграждениям в предвоенные годы. Надо заметить, автор весьма прогрессивен и, как показало время, абсолютно прав. К сожалению, подавляющее большинство генералов и командиров низшего звена практически не уделяло этому вопросу внимания. Что и привело к трагическим результатам, к большим потерям, которых при надлежащей подготовке можно было бы избежать.

Стиль и орфография документа сохранены, буквы старого русского алфавита заменены современными. 

Проволочныя сети

Кроме того, войска будут иметь материал для установки проволочных сеток, которыя представляют сильное средство защиты.

Крепко вбитые в землю колья соединяются между собой в различных направленях протянутой между ними проволокой. Она расположена таким образом, что через верхнюю проволоку затруднительно перешагнуть, а под нижней нельзя пролезть. Проволока натягивается не настолько сильно, чтобы ее можно было перерубить саблей. В последнее время вошли в употребление железная проволока с колючками и остроконечные железные столбики [1],

В случае неимения проволоки и столбиков, таковые заменяются жердями и веревками.

"сеть, расположенная во рву не менее 2 1/2 фут [2]., при такой же высоте гласиса, не может быть уничтожена полевыми пушками" [3]. На Владикавказском полигоне производилась в 1888 г. навесная и прицельная стрельба по проволочной сети, причем оказалось, что в сети после 100 выстрелов был пробит проход в 6 -13 фут. шириною. В 1890 г. производились вновь опыты обстреливания проволочных сетей фугасными бомбами. Она была прикрыта гласисом; направление выстрелов было косвенное. После 50-ти бомб, выпущенных с разстояния 500 саж., сеть представляла такое же препятствие".

На помещаемом ниже рисунке показано устройство сетей, высотою в три фута, с кольями, отстоящими друг от друга от 6 до 7 футов (фиг. 1) и устройство сетей, имеющих всего 1 1/2 фута высоты (фиг. 2).

Из вышеизложенаго видно, что средства для ,задержки неприятеля, наступающаго на укрепленныя позиции, имеется множество.

Мы уже указывали на то, что следует ожидать в будущем усиленнаго обращения к помощи искусственных преград, во-первых, из чувства естественнаго самосохранения, во-вторых, чтобы избежать ответственности за потери. Казалось бы, в виду этого, в каждой армии должны существовать указания, как должны поступать в данном случае атакующия войска для устранения встречающихся разнообразных препятствий. Это тем более необходимо, что огромное большинство людей, которые войдут в ряды армии, не подозревают о существовании пере численных средств обезпечения обороняющихся от неприятельскаго нападения врасплох. Атакующее отряды, неожиданно попавшие подобный просак, едва-ли могут сохранить присутствие духа.

"Между тем, если сличить все данныя, относящиеся к вопросу преодолевания препятствий выработанный у нас,  во Франции, Австрии и Германии, то мы получим, говорить г. Вейтко [3]), хаотическую картину веских противоречий,  прямо указывающих на повсеместное отсутствие тщательной разработки способов преодолевания искусственных препятствий. Так, германское наставление советует только в крайних случаях прибегать к лестницам при преодолевании палисадов, при тех же палисадах австрийское наставление рекомендует лестницы, как лучший способ; во Франции подрывание проволочных сетей считается недействнтельным, а в Австрии существенным; у нас признано невозможным разрушать сетку топором (1-я саперная бригада), а во Франциии и Австрии топор - лучший инструмент для этой цели; автор "la fortificaion et l`artillerie" считает лучшим способом преодоления проволочных сетей плетни, положенные на головы кольев, ссылаясь при этом на опыты, произведенные в России в 1886 г.; в Германии принят, как единственный возможный способ в этом случае, разрушение и т. д, Таких примеров можно привести много; мало того, многие из способов снабжены примечаниями о их затруднительности, или прямо непригодности; так, например, принятое в Германии заваливание палисада оговаривается, что оно под огнем немыслимо.

Рождается сам собою вопрос: какое значение имеют рекомендуемыя средства, если они пригодны только в таком случае, если неприятель стреляет холостыми зарядами и угрожает лишь треском?

Это совершенно не понятно, как не понятно и то, почему вопрос об усилении укреплений обороны искусственными препятствиями военными авторами столь старательно обходится. Вместо этого, прилагаются всевозможный старания к тому, чтобы вселить в войсках убеждение, что при этом стоить лишь скомандовать: "ура", чтобы войска с отвагой добежали до шанцев и чтобы ничего не помешало им ринуться в штыки.

Зачастую случается слышать разсуждения людей увлекающихся о том, что для смелаго и решительнаго натиска нет ничего невозможнаго. Такие теоретики обыкновенно, довольствуются уроками истории из давних времен. Но хотя с тех пор психическая сторона человека изменилась мало, но ведь нельзя же здравому смыслу не принимать в разсчет, что нынешния 6 миллиметровыя ружья вдесятеро смертоноснее употреблявшихся в последних войнах, а современныя пушки сильнее прежних в 15 раз, что изобретение бездымнаго пороха совершенно изменило картину боя, которая должна создать доселе неизвестныя новыя явления, новыя комбинации. Неужели все это фантазии? Неужели опыты войн 1870, 1877 гг., чилийской кампании — все это вздор? Неужели не имеет значения для новой тактики и то обстоятельство, что современная пуля, пролетев 3.000 метров, еще сохраняет в себе такую силу, что способна вы­бить из строя солдата?

1 Brahenbury. "Field Works".

2 "Progrcs militafre". 1391.

3 Вейтко, "Атака укреплений, усиленных искусственными  препятствиями".

 

Назад   На главную