Поставки пулеметов в Русскую армию в ходе войны

Автор: С. Федосеев

Война сразу потребовала увеличения выпуска пулеметов - запасов и текущей производительности не хватало ни на новые формирования, ни на пополнение убыли. В апреле 1915г. ГАУ поставило вопрос о доведения нормы пулеметов до 16 на пехотный и 8 на кавалерийский и казачий полк. Для доведения до штата 616 пехотных (32 на полк или 2 на роту) и 256 кавалерийских и казачьих полков (по 8) до конца января 1917 г. требовалось подать в армию еще 19564 пулемета, в запасные батальоны - 720, в запас - 10886. Всего - 31170 пулеметов за 16 месяцев. Единственное пулеметное отделение Императорского имени Петра Великого Тульского оружейного завода сделать этого не могло. Уже 24 июля 1914 г. Начальник артиллерийских технических заведений предписал довести выпуск пулеметов с 60 до 80 в месяц, а Верховный Главнокомандующий 23 сентября увеличил требование до 180-202. Но до конца 1914 г. ИТОЗ смог выдать лишь 828 пулеметов.

Большим напряжением сил дневной выход пулеметов на ИТОЗ увеличили в марте 1915 г. в 3 раза по сравнению с довоенным (в среднем 10,5 против 3,5), а станков Соколова - в 4 (6 против 1,5). Если за весь 1914г. ИТОЗ выпустил 1300 пулеметов и 800 станков, то за 1915 г. - соответственно 4300 и 2500, в 1916 г. - 11100 и 8000, в 1917г.- 11400 и 5000 (число сданных пулеметов, разумеется, несколько меньше - 11 84 за 1914г., 4251 за 1915-й, 11072 за 1916-й). Для сравнения, в Англии в 1914 г. выпустили только 287 пулеметов, а через год - 6102; в Германии перед войной выпускали до 200 пулеметов в месяц, а к августу 1916г. ежемесячный выпуск достиг 2300, к весне 1917г. -14400.

ИТОЗ старались разгрузить хотя бы от станков. Так, 20 июня 1916 г. ГАУ предлагало дать наряды на станки Соколова без колес и щитов Петроградскому орудийному заводу, на щиты - Ижевским заводам, на колеса - Брянскому арсеналу и мастерским Соединенного Петроградского училища судовых механиков. Через Центральный Военно-промышленный комитет распределили заказы на станки среди частной промышленности. В январе 1917 г. месячный выход пулеметов достиг 1200 - в 20 раз больше предвоенных планов.

Если до 1914 г. ежемесячная потребность военного времени в патронах оценивалась в 50 миллионов, то в январе 1916 г. ее установили в 200 миллионов, а в 1917 г. - 325 миллионов (на один станковый пулемет полагали 10000 патронов в месяц). Три патронных завода (Петроградский, Луганский, Тульский) в 1914 г. сдали 606309544 патронов, в 1915 г. - 989524634, в 1916 г. -1486087920, в 1917 г. - 1244977305. Спад после 1916 г. был обусловлен общим кризисом надорвавшейся российской промышленности. Патроны русского образца пришлось заказывать и за границей (в США, Канаде).

Ни увеличение производства пулеметов, ни меры по улучшению их содержания и ремонта не позволяли удовлетворить потребности войск. 22 августа 1915г. Помощник Военного министра генерал Беляев писал: "Одним из вопросов,... до сего времени не получивших сколько-нибудь удовлетворительного разрешения, является дело обеспечения частей войск пулеметами, как выразителями интенсивности стрелкового огня... Когда у противника пулеметами снабжены не только полки, а роты - в нашей армии число пулеметов в пехоте недостаточно, а в коннице - ничтожно... Запасные батальоны не имеют совершенно пулеметов, в виду чего пришлось для обучения пулеметчиков сформировать особый пулеметный запасной полк, который, однако, и поныне не снабжен положенным ему числом пулеметов". Как и с остальными видами вооружений, пришлось прибегнуть к массовым закупкам за границей. Но тут, по словам того же Беляева, "были встречены серьезные затруднения". Союзники, пользуясь отсутствием в 1915 г. активных операций на Западе, когда основные усилия Центральных держав оттягивала на себя Россия, приняли все меры для мобилизации своей промышленности, пополнения вооружением войск и создания запасов. Но делиться с Россией они не спешили.

Тем не менее усилиями Комитета по снабжению Русской армии в Лондоне удалось разместить заказы на английских и американских фирмах. Так, заведующий Комитетом генерал Гермониус заключил с фирмой "Кольт Армз" контракт на 10000 пулеметов системы Максима под русский патрон по цене 2362 рубля за пулемет ("тульские" обходились почти вдвое дешевле, но их не хватало) с завершением поставки в феврале 1917г. Но 10 октября 1916 г. Гермониус сообщал, "что вследствие неисполнительности завода" заказано только 6000 пулеметов - для фирмы "Кольт" заказ оказался слишком трудоемким и выполнен был далеко не полностью.

Весной 1915 г. русский военный агент в США полковник Голевский заключил контракт на поставку 1000 станковых пулеметов "Кольт". 29 января 1916 г. Гермониус сообщал, что с фирмой "Марлин" заключен контракт на 12000 пулеметов "Кольт" под русский патрон с поставкой в мае-сентябре 191 6 г. 28 сентября заключили контракт еще на 3060 пулеметов.

Фирма "Виккерс" поначалу могла поставлять в Россию только пулеметные ленты, выпуск же пулеметов по русскому заказу начала, когда британская армия снизила свои заказы на станковые пулеметы с весны 1917 г. Понятно, пришлось столкнуться и с мошенничеством, и только осторожность и квалификация представителей русского военного ведомства позволили избегать заказов сомнительным "поставщикам".

В этих условиях неплохим подспорьем было пополнение вооружения частей за счет исправных и отремонтированных трофейных пулеметов. Наиболее широко использовался австрийские пулеметы "Шварцлозе" - их в значительном количестве взяли в 1914 г. в Галиции, а в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 г. захватили 1795 австрийских и германских пулеметов. Россия получала предложения на "Шварцлозе" и от союзников. В мае 1916г. французы предложили 60 пулеметов - оказалось, от них просто избавлялась сербская армия, а годных оказалось лишь 50. В сентябре из Франции прислали 1000 лент к "Шварцлозе". Для снабжения патронами трофейных пулеметов и винтовок в России поставили производство австрийских патронов, но сделать это в достаточной мере не удавалось, поэтому занялись переделкой трофейного оружия под русский патрон. Конечно, трофейное вооружение использовали и другие армии - германский рейхсвер, например, охотно применял взятые у англичан пулеметы "Льюис".

Увеличение поставок позволило начать увеличение штата "пулеметных команд Максима" с 8 до 12 пулеметов. В августе 1915г. начали формирование "пулеметных команд Кольта", дав им поначалу для ускорения 4-пулеметный штат, а с августа 1916 г. - 8-пулеметный (для подготовки команд "Кольт" в 1916г. был сформирован 2-й запасной пулеметный полк).

На  1 марта 1917 г. на четырех фронтах числилось: 2433 пулеметов "Кольт" (при штате $732), 10793 "Максим" (штат 19032), трофейных - 1451. Отметим, что вторым после "Максима" во время войны стал в Русской армии пулемет "Кольт", число "кольтовских" команд немногим уступало "командам Максима".

Потребность в ручных пулеметах для пехоты, кавалерии и "воздухоплавательных аппаратов и речных броневых отрядов" заставила поначалу вернуть в войска еще пригодные "Мадсены", но они были малочисленны и изношены. 11 марта 1915 г. генерал-лейтенант Ермолов в Лондоне заключил контракт с действовавшим в Англии "Бельгийским Обществом автоматического оружия" на 1000 ружей-пулеметов Льюиса с треногами по 1894 рубля за пулемет (дешевле покупных "Максимов") с поставкой до конца года. Однако к 1 января 1916 г. поставили всего 400 штук. В это время британское правительство "согласилось уступить" России свои заказы на станковые "Максим" и "Кольт" и ручные "Льюис", и на заводе компании "Сэведж" в США разместили заказ на 10000 пулеметов "Льюис" под английский патрон со сдачей до декабря 1915 г. Исполнение затянулось и здесь. Английская фирма "Бирмингем Смол Армз Компани" (ВSА) выполнила заказ еще на 1200 пулеметов "Льюис" под русский патрон.

В июле 1916 г. русский военный агент в Париже полковник Игнатьев просил генерала Жоффра о передаче России 500 пулеметов "Гочкис" под французский патрон, рассчитывая, что они смогут использоваться на Кавказе, где у войск были винтовки "Лебель". Однако Наштаверх признал такую покупку "нежелательной". 16 августа 1916 г. Игнатьев телеграфировал в ГАУ, что появилась возможность заказать "50000 ружей-пулеметов Шоша". Такой заказ Наштаверх признал необходимым. 30 декабря Игнатьев писал: "Французское правительство обещает уступить нам с 01.11.1916 г. по июнь 1 917 г. не менее как по 600 ружей-пулеметов Шоша марки С.S.R.G... Обеспечены патронами обр.1886 г.". Этих сроков поставок французы не могли выдержать и не выдержали. Патронов к ружьям-пулеметам "Шоша" из Франции до середины 1917 г. прибыло 2416316 штук, к "Льюис" из Англии - 738235830 штук (при заказе в 800 млн).

Всего за границей заказали по три системы станковых и ручных пулеметов - "Кольт", "Максим", "Виккерс", "Льюис", "Шоша", "Гочкис".

На 1917 г. Ставка Главковерха установила следующую потребность: "Максим" - 13 000 единовременно и 7200 в течение года, кроме того - единовременно 10000 станковых пулеметов "Кольт" и 110 000 ружей-пулеметов. Месячная потребность определялась в 4430 пулеметов (сопоставимо с количеством, каким в 1914г. собирались вести всю войну).

За 1917г. было получено 9600 "Льюисов" из США и 1860 из Англии, из пулеметов Франции - 6100 "Шоша" и 540 "Гочкис". Из 10000 заказанных "Виккерсов" до 1917 г. получено только 128, а с января по октябрь 1917 г. - 900. В 1917 г. количество пулеметов почти удвоилось по сравнению с 1916-м, в основном - за счет зарубежных поставок. За рубежом пришлось закупать для пулеметных команд также бинокли, дальномеры и даже вьючные седла.

В результате пулеметное вооружение России оказалось весьма пестрым в отношении систем и калибров. В ведомости Петроградского склада огнестрельных припасов за ноябрь 1916 г. значатся: "3-линейные боевые винтовочные остроконечные с посадкой пули на 2 линии/ то же на 3 линии,... боевые винтовочные германские остроконечные,., боевые австрийские винтовочные тупоконечные, то же с разрывными пулями,., английские калибра 0,303 к пулеметам Льюиса,... боевые винтовочные французские калибра 0,303,.. 3-лин боевые американской выделки,.. 3-лин боевые с зажигательными пулями с углубленным капсюлем" (последние предназначались для стрельбы по самолетам). Эта пестрота еще более возросла в ходе гражданской и советско-польской войн.

Развернуть новое производство пулеметов не получалось. Сестрорецкий и Ижевский оружейные заводы не имели оборудования, частная промышленность - ни опыта, ни необходимой точности производства. Поступившие в январе 1916 г. предложения о производстве "Максимов" (от промышленника М. И. Терещенко, инженера И. А. Семенова и акционерного общества "Пулемет") ничем не были обеспечены и остались без последствий. Начатое в 1915г. строительство в Туле нового завода шло медленно, а в 191 8 г. замерло по финансовым причинам (позже завод построили, положив начало Тульскому машиностроительному заводу). В конце 1915 г. поступило предложение от Датского Оружейного Синдиката о постройке в России завода для выпуска ручных пулеметов "Мадсен". Англичане также предлагали построить завод по производству "Льюисов", но остановились на варианте датчан, обещавшем появление нового современного оружейного предприятия. В августе 1916г. состоялась закладка завода в г. Коврове. 28 января 1917г. военное ведомство заключило с созданным вокруг завода Акционерным обществом контракт на 15000 пулеметов "Мадсен", но дело ограничилось выпуском опытной партии, а в марте 1918 г. все работы на заводе остановились. Позже Ковровский завод был достроен и стал одним из главных центров развития отечественного оружия.

Преодолеть нехватку пулеметов России так и не удалось. Если к началу войны на одну русскую пехотную дивизию приходилось по штату 32 пулемета, а на германскую, французскую и британскую - по 24, то к концу воины в русской пехотной дивизии было 72 пулемета, в германской - 324 (из них 216 ручных), французской - 574 (441 ручной), британской - 684 (576 ручных). 

Пулеметы в авиации, бронесилах и на флоте

Хотя предпочтительность ружей-пулеметов для вооружения самолетов была ясна еще перед войной, русской авиации пришлось использовать наиболее доступные "Максимы". На части их для облегчения наполовину укорачивали кожух. Из первой же заказанной партии пулеметов "Льюис" Главное Военно-техническое Управление (ГВТУ) запросило выдачу 234 "для вооружения воздухоплавательных аппаратов". Согласно доклада Начальника Управления Полевого Генерал-Инспектора Артиллерии от 19 апреля 1916 г., в авиачастях состояло 72 пулемета "Кольт", 150 "Максим", 89 "Виккерс", 20 Льюис", 14 трофейных. Зарубежные поставки легких пулеметов позволили отказаться от "авиационных" "Максимов" и "Виккерсов" - из 1069 пулеметов, числившихся в русской авиации на 1 апреля 1917 г., было 186 "Виккерсов", 352 "Кольта", 479 "Льюисов". "Максимы" ставились и на дирижабли. Вооруженность авиации пулеметами не могла быть выше, чем в армии. Даже весной 1917 г. на один самолет приходился примерно один пулемет - маловато с учетом тяжелых воздушных кораблей и двухпулеметных истребителей. Скажем, Франция для вооружения своей авиации заказала 10000 пулеметов "Виккерс", 7000 "Льюис" и 10000 "Кольт". Пулеметы применялись в воздушных боях и в штурмовых действиях - только за 10 месяцев 1918г. авиация воюющих сторон выпустила по живым наземным целям около 12 млн пуль.

Война породила два основных типа пулеметных установок - подвижные штыревые или турельные и неподвижные. Неподвижные пулеметы либо выносили за окружность, сметаемую винтом, либо приспосабливали для стрельбы через винт - с помощью отсекателей, а затем синхронизаторов. Для повышения скорострельности ставили спаренные установки, если позволяла грузоподъемность самолетов.

Практически все бронеавтомобили и бронепоезда русской постройки вооружались "Максимами", ими перевооружили часть бронеавтомобилей, поставленных из-за рубежа. К бронеавтомобилям и относились, прежде всего, как к "ездящим пулеметам", на пушечных пулеметы служили вспомогательным оружием. Пулеметы устанавливались в основном во вращающихся башнях, были и тумбовые, шкворневые, вертлюжные установки. На британских, французских и германских танках ставились "тела" штатных пулеметов, здесь также использовались различные установки - карданные, вертлюжные, шаровые. Пулеметы использовали и в самокатных частях. Скажем, ГВТУ на 1916 г. включило в их потребность 102 "мотоциклета" с пулеметной коляской и 1042 с коляской для патронов.

На флоте пулеметы служили вспомогательным вооружением кораблей разных классов, включая подводные лодки. В основном использовались тумбовые и шкворневые установки, к концу войны уделяли больше внимания зенитной стрельбе с внесением соответствующих изменений в установки и прицелы.

Указание "национальной принадлежности" ряда пулеметов Первой мировой войны довольно сложно. Так, "Льюис" был разработан и выпускался в США, но его производили также в Бельгии, Франции и Англии. Пулеметы системы Максима разных производителей были и у Русской армии, и у ее союзников, и у противников. Английский "Виккерс" использовался едва ли не всеми союзниками.

К пулеметам К странам

На главную