История шашки в России

Автор: В. Кленкин

Шашки казачьи обр. 1881 г.

Процесс перевооружения армии новым оружием не мог оставить в стороне многочисленные казачьи формирования. Шашки казачьи обр. 1881 г. были двух моделей: для нижних чинов и офицерские. Геометрия клинка обоих образцов совпадала с однотипными драгунскими шашками обр. 1881 г. по всем параметрам, включая очень малый изгиб (около 18 мм) и смещение острия на среднюю линию клинка. Боевая часть клинка обоюдоострая, как и во всех предыдущих моделях шашек.

Столь   характерный  прием оформления боевой части шашки имеет основания.

На   самом   деле со    стороны    обуха клинок в боевой части затачивался редко и по индивидуальному желанию. Чаще обух, достигнув места на клинке,  именуемого   "центр  удара",   где  обычно оканчивались долы, визуально отличая   его   положение,   сходил   на нет, образуя фальшлезвие. Эта черта более характерная для восточных клинков.  Во время рубки широкий   обух   тормозил проникновение   клинка в глубину, в то время как образуемое при такой заточке линзообразное сечение раздвигало ткани и способствовало   нанесению   более глубокой раны. Шашка казачья нижних чинов обр.  1881  г.   имела  общую длину 1020 мм, длину клинка 870 мм, ширину 33 мм. Вес оружия 800 г. Рукоять прямая, с заметным  резким изгибом  вниз к лезвию,  по схеме А.П. Горлова. От клинка ее отделяла литая бронзовая втулка, с другой стороны литое, с широкой канавкой навершие. Хотя ширина рукояти была равна примерно ширине клинка, но сама рукоять смещена вверх, выше обуха, и ее втулка образовывала плавный выступ - упор со стороны лезвия, также слегка выступающий за габариты клинка. Поэтому торец рукояти, стыкуясь с ножнами "по-азиатски", надежно перекрывал устье, предохраняя клинок от влаги. Рукоять, выполненная из дерева, имела наклонные глубокие желобки. Ширина полей между ними больше, чем у рукоятей драгунских шашек. Втулка и навершие гладкие. В навершии просверлено отверстие для темляка. Оно смещено вниз, к упору, по технологическим причинам. Втулка и деревянная рукоять одевались на хвостовик и стягивались гайкой. Затем одевалось навершие и в свою очередь притягивалось еще одной гайкой. Гайка эта входила в выборку - специальное углубление в канавке навершия и таким образом не выступала над поверхностью. Такая двойная затяжка способствовала жесткости посадки рукояти, состоявшей из нескольких деталей.

Ножны казачьих шашек были без крепления для штыка, который к казачьим карабинам не предусматривался. Длина ножен 890 мм, вес 520 г. Однако, существует исключение. При массовом перевооружении драгунских полков в 1881 г. едиными образцами драгунских шашек обр. 1881 г., двум из них (16-му и 17-му драгунским полкам) были выданы казачьи шашки обр. 1881 г., но с ножнами от драгунских шашек обр. 1881 г. Эти ножны имели закрытую колодку для штыка, и такое нетипичное сочетание ножен и оружия продолжалось до 1889 г., когда этим полкам вернули элитные шашки "азиатского" образца 1834 г.

Именно казачья модель шашки обр. 1881 г. послужила образцом для принятой на вооружение кавалерии РККА шашки обр. 1927 г. На навершии этой шашки появилась символика Российской Федерации, а позднее советская, сама же конструкция осталась неизменной.

Шашка казачья офицерская обр. 1881 г., также имела стандартный клинок, однотипный с драгунской офицерской шашкой обр. 1881 г. Общая длина оружия составляла 960 мм, длина клинка 810 мм, его ширина 33 мм. Отличие от солдатского варианта шашки состояло в рукояти, так же отогнутой вниз по схеме А.П. Горлова, но крепящейся по иной технологии. Втулка, навершие и рукоять скреплялись с хвостовиком тремя заклепками. Поэтому от навершия в дерево рукояти, до ее середины, врезались две прожилины, отливавшиеся вместе с навершием. Через них проходила средняя заклепка. В связи с изменением конструкции навершия, отверстие для темляка располагалось выше, на средней линии рукояти. Но простота сборки рукояти у шашек нижних чинов со временем привела к тому, что и на офицерские клинки монтироваться стала теперь уже стандартная конструкция.

Навершие и втулка на офицерской модели были гладкие, упор на втулке со стороны лезвия имел контур, очерченный меньшим радиусом.

Модернизированная шашка казачья офицерская обр. 1881/1910 г. имела стандартный клинок, но рукоять стягивалась гайками, отчего отверстие для темляка в навершии сместилось вниз. Рукоять, видимо принимая во внимание исследования В.Г. Федорова, продолжала среднюю линию клинка, но навершие очень сильно изгибалось вниз. Втулка имела площадку для упора большого пальца, который при рубке располагался сверху, вдоль рукояти. Деревянная или реже эбонитовая, рукоять имела поперечные желобки и выпуклость в середине нижней части. Навершие украшалось растительным орнаментом, вензелем императора и короной. Шашки, выпущенные при временном правительстве, вензеля и короны не имели. С оружия, выпущенного до 1917 г. и находившегося в строю, эти символы спиливались напильником.

 

Шашка Туркменского дивизиона обр. 1895 г.

По мере того, как военные действия на Кавказе принимали для России все более успешный характер и демонстрировали силу русской армии, взоры правительства стали обращаться в сторону Средней Азии. В это время на ее территории существовало три феодальных ханства - Бухарское, Кокандское и Хивинское, и проживали отдельные племена, кочующие в предгорьях, степях и полупустынях и не признающие ничьей власти. Некогда великая культура, при которой были возведены города Самарканд, Коканд, Бухара - известные далеко за пределами своей земли, - переживала упадок. Ослабление местной власти притягивало взоры английских дипломатов и военных к этому региону, тем более что в Индии, откуда могло начаться завоевание, военная сила Англии после подавления в 1857 г. восстания сипаев (индийских солдат на службе британской короны), была очень велика.

В тот же время междоусобные войны между ханствами, набеги на земли, лежащие в пределах России, с целью грабежа и захвата пленников, превращаемых в рабов, привели правительство Российской империи к мысли об усмирении этого края.

Первое продвижение русских  начальных школ, а также мужская и женская гимназии. Подобные шаги правительства свидетельствуют о том, что Россия не стремилась завоевать этот регион с целью поработить, уничтожить местную культуру и людей, живущих по своим обычаям. Происходила своего рода ассимиляция местной и русской культур, и совершалась она благодаря тому, что центральное правительство всеми возможными способами возвышало и поощряло местную знать и духовенство. Здесь пригодился кавказский опыт.

В 1828 г. для эскортирования императора был сформирован взвод "из знатнейших кавказско-горских уроженцев", увеличившийся впоследствии до полуэскадрона. Высокая честь находиться при особе императора подкупала горских князей, мирила их с Россией и давала правительству возможность через них влиять на горские народы. Чтобы охватить возможно больший круг влиятельных и знатных кавказцев, в 1837 г. вышло высочайшее распоряжение: "...через каждые два года присылать в Лейб-Гвардии Кавказско-Горский полуэскадрон по 12-ти человек из знатнейших горских фамилий, преимущественно таких, которые имеют влияние на своих единоплеменников". В 1838 г. была сформирована дополнительно команда лезгин, через год команда мусульман, в которую с 1856 г. было повелено принимать "из почтеннейших фамилий ханов и беков Закавказского края". Все они имели форму, созданную на основе своей национальной одежды и проходили службу в Петербурге, в окружение русской культуры, носителями которой они оказывались в дальнейшем, отбывая на родину.

Но огромная территория Туркестана требовала гораздо большего количества подобных людей, и всех их невозможно было для прохождения службы вывезти в Петербург. Для решения этой задачи в Туркестане была сформирована элитная воинская часть - Туркменский конный дивизион, названый очевидно так, потому что все его наездники были посажены на ахалтекинских скакунов - самую лучшую и дорогую породу лошадей в этом регионе, культивируемую туркменскими племенами. Для службы в дивизионе привлекалось исключительно местные население, командные должности занимались с учетом родовитости происхождения. Воины, возможно участвовавшие когда-то в боях с Россией, получали шанс выделиться благодаря престижной службе, и в то же время попадали под влияние русской культуры благодаря идеологической работе, проводимой в дивизионе русскими офицерами - заместителями на всех командных должностях. "Кто не видел Туркменский конный дивизион, тот не видел настоящей конницы" - вспоминал один из очевидцев. Достаточно изучив местные нравы и предпочтения и желая, чтобы местное население считало за честь служить новой власти в этом элитном дивизионе, правительство России вооружило кавалеристов саблями типа персидского "шемшира", наиболее почитаемым оружием в Средней Азии. Оружие, само по себе высоко ценимое, поднимало общественный статус воинов дивизиона, служило предметом их гордости и гарантией их верной службы новой власти.

Первоначально оружие было местного производства, либо изготовленное в Персии. Его собирали со всех уголков Туркестана и поэтому уместно говорить о произвольных образцах определенного типа. Со временем возникла необходимость в пополнении арсенала, для чего оружие стали заказывать в России. Для этого нужно было определиться с конкретным образцом, по которому могли изготавливаться сабли в массовом количестве. В это время в России термин "шашка" стал общеупотребительным и служил по существу синонимом термину "сабля". Поэтому для удобства национальная сабля получила в документации официальное наименование - "шашка Туркменского конного дивизиона обр. 1895 г.", вызывая этим терминологическим несоответствием недоумение потомков.

Общая длина принятого образца - 950 мм, длина клинка - 830 мм, ширина - 30 мм. Но нужно учитывать низкорослость большинства "азиатов" и в связи с этим часто меньший размер оружия, изготавливаемого всегда в соответствии с комплекцией владельца.

Клинок сильно изогнутый, без долов, острие находится на линии обуха. Эфес состоит из рукояти с навершием и крестовины с перекрестием. Верхняя часть перекрестья утоплена в рукояти, нижняя входит в углубление ножен, когда в них вкладывается клинок. Роль нижней части перекрестья заключается в фиксации клинка в ножнах, поскольку сильно изогнутый сабельный клинок можно вложить в ножны, имеющие верхнюю половину и устье более широкие, чем ширина клинка. Рукоять состоит из костяных плашек, скрепленных с хвостовиком заклепками. Загнутое к лезвию под прямым углом навершие имеет металлический колпачок. У отдельных образцов сабли навершие может принимать крюкообразную форму, характерную для местного оружия. По верхней и нижней частям рукояти идут металлические накладки. Они фиксируются тремя проволочными кольцами, проходящими в канавках трех поперечных утолщений рукояти.

Ножны сабли деревянные, обтянутые кожей, имеют металлические устье и две эллипсообразные гайки с фигурными скобками. Нижняя часть ножен может иметь металлический наконечник или дополнительно обтягивается кожей. В любом случае ножны оканчиваются кожаной кистью.

Верхняя половина ножен оплеталась кожаной или металлической лентой, укрепленной фигурными гвоздиками-бляшками.

Украшения ножен и эфеса оружия произвольные, на основе восточных орнаментов.

Носилась "шашка Туркменского конного дивизиона обр. 1895 года" по-сабельному, лезвием вниз на широкой плечевой портупее, также старательно украшенной бляшками и орнаментом.

Сабля состояла на вооружении до 1917 г. В 1915 г. Туркменский конный дивизион был отправлен на фронт и переименован в Текинский конный полк, поэтому в зависимости от времени изготовления оружия верны оба названия и имеется в виду один и тот же исторический образец.

С момента организации первых казачьих войск прошло более ста лет. XIX век подходил к концу, казалось бы, с вооружением всех казачьих войск России едиными образцами холодного оружия проблем быть не должно. Но на практике дело обстояло не так гладко. Кубанское и Терское казачьи войска игнорировали стремление правительства навязать им оружейное единообразие. При этом они были не против единого образца в принципе, но настойчиво избегали общепринятых образцов казачьих шашек.

Сначала, во время ведения боевых действий на Кавказе, у них было горское оружие, взятое в боях, затем произвольные образцы "кавказского" типа, выбираемые и копируемые каждый раз заново "Оружие и Охота" №8, 2001 г.). Предпочтение всегда отдавалось образцам с ножнами, в которые рукоять погружалась до навершия. Выбранный образец отсылался в Тулу, Златоуст, Германию или Бельгию с указанием, какое количество оружия необходимо изготовить. Чтобы понять причину тяготения казаков кавказкой линии к такому, казалось бы непрактичному образцу шашки, их привязанности к этой традиции и готовности ради ее сохранения идти наперекор центральной власти, царю, нужно попытаться понять психологию этих людей.

Прошло не так много лет, но романтический тип "кавказца", описанный М.Ю. Лермонтовым в 1841 г., сменился на общепринятый жизненный уклад людей, не представляющих что жить можно иначе.

В повести "Казаки", написанной в 1852-1862 гг. Л.Н. Толстым, наблюдавшим жизнь кавказского казачества, есть строки, созвучные описаниям М.Ю. Лермонтова и Ф.Ф. Тарнау. Но лишенные романтического флера, они безжалостно жестоки.

"...Щегольство в одежде (у казаков) состоит в подражании черкесу. Лучшее оружие добывается у горца, лучшие лошади покупаются или крадутся у них же... Казак большую часть времени проводит на кордонах, в походах, на охоте или рыбной ловле. Он почти никогда не работает дома. Пребывание его в станице есть исключение из правила, и тогда он гуляет. Вино у казаков у всех свое, и пьянство есть не столько общая всем склонность, сколько обряд, неисполнение которого сочлось бы за отступничество". Произошло перетекание культурных традиций, смешение стилей поведения воюющих сторон. Феномен этот характерен не только для казаков, но также для солдат и офицеров - всех, кто долгое время воевал и жил в регионе. Вот характерный случай, описанный участником кавказкой войны, князем A.M. Дондуковым-Корсаковым. "На Кавказе., в запальчивости, даже убийства товарища случались часто. Впрочем, все постоянно носили оружие - азиатские кинжалы и пистолеты за поясом. Какой-то офицер, возвращаясь из экспедиции, приехал вечером в Кизляр и попал прямо на бал; он тут же пригласил даму и стал танцевать кадриль... Местный заседатель суда возбудил, не помню уж чем, его гнев, и офицер, не долго думая, выхватил кинжал и распорол ему живот. Заседателя убрали, пятно крови засыпали песком, и бал продолжался, но офицера пришлось арестовать и предать суду. Комендант Кизляра, который рассказывал мне этот случай, собственно, был возмущен не самим фактом, а лишь запальчивостью молодого офицера, который ведь мог же вызвать заседателя на улицу и там кольнуть его, и дело бы кануло в воду".

Это не падение нравственных устоев общества, но принятие им местных обычаев. И поэтому тщательно регламентированный дуэльный кодекс, почитаемый в центре России, выглядел здесь нелепо и театрально, а привычка мгновенно, не раздумывая, действовать оружием, могла спасти жизнь.

Эта нравственная атмосфера выделила казаков Кубанского и Терского войск из общего ряда, наделив их особого рода гордостью. "Этот христианский народец, закинутый в уголок земли, окруженный полудикими магометанскими племенами и солдатами (казак менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу, но который закурил табаком его хату), считает себя на высокой степени развития и признает человеком только одного казака; на все же остальное он смотрит с презрением" (Л.Н. Толстой, "Казаки").

Именно поэтому казаки Кубанского и Терского казачьих войск (К.К.В. и Т.К.В.) десятилетиями отстаивали свое право на индивидуальный, только для них предназначенный образец шашки традиционного "кавказского" типа. Атаманы казачьих войск оказались под прессом правительства, требовавшего перевооружения казаков единым образцом шашки, особенно после 1881 г., и нежеланием казаков иметь оружие, как во всех прочих казачьих войсках. Маневрируя, насколько это было возможно, наказной атаман К.К.В. распорядился создать комиссию, обязанную рассмотреть результаты испытаний образцов шашек, которые К.К.В. и Т.К.В. считали возможным к принятию на вооружение. В 1896 г. такой образец шашки был определен, но относительно ножен для нее ("кавказского" или "азиатского" образца) продолжалось упорное противостояние. Казаки отстаивали свою традицию, Ч центральная власть в лице командования Кавказского военного округа настаивала на общепринятом типе. Это противоборство закончилось в 1904 г. победой казаков. Они получили официально утвержденный, отличающий казаков Т.К.В. и К.К.В. от всех остальных казачьих формирований, тип оружия.

Шашка казачья обр. 1904 г. имела стальной клинок незначительной кривизны традиционной формы, с острием на уровне обуха. Общая длина оружия 920 мм, длина клинка 740 мм, его наибольшая ширина 35 мм, вес 610 г. Вдоль обуха два узких дола, своими окончаниями обозначающие на клинке "центр удара". Встречались и произвольные клинки иного размера с различным количеством и расположением дол.

Клинки изготавливались в Златоусте, на них наносилась аббревиатура: "К.К.В." или "Т.К.В." на внутренней стороне клинка и "З.О.Ф." (Златоустовская оружейная фабрика) на внешней.

Рукоять изготавливалась из роговых или (реже) деревянных плашек, скрепленных с хвостовиком заклепками. При личном желании владельца допускалось украшение навершия, разделенного глубокой канавкой на две части, металлическими накладками с произвольным орнаментом.

Ножны деревянные, обтянутые кожей. В верхней части ножен раструб, в который утапливалась рукоять шашки до навершия. На внутренней стороне верхней части ножен имелась кожаная петля, ниже на выгнутой стороне крепилось металлическое пассовое кольцо. Произвольный образец ножен мог иметь металлический прибор (часто серебряный), состоящий из устья, двух гаек и наконечника.

Образец шашки 1904 г. регламентировал тип оружия, в то же время существовало очень много произвольных образцов, от которых казаки по каким-либо причинам не желали отказываться.

 

Экспериментальные модели шашек

Принятое на вооружение холодное оружие, в том числе и шашки, по прошествию некоторого времени стремились усовершенствовать. Часто получались очень интересные образцы, к сожалению так и не попавшие на вооружение.

Примером может послужить экспериментальный образец казачьей шашки, датируемый 1874 годом. Рукоять комбинированная, как у офицерской шашки обр. 1838 г., но с металлической планкой, характерной для шашки нижних чинов.

Особенно в ней интересен клинок, почти прямой на протяжении 2/3 своей длины от рукояти. Рабочая часть клинка имеет более значительный изгиб, чем у шашек, стоявших на вооружении в те годы. По форме клинок очень близок к клинкам японских мечей катана. Изогнутая рабочая часть давала преимущество при рубящем ударе, но в то же время при значительной длине прямого участка клинка острие оружия не так возвышалось над средней линией рукояти, что позволяло наносить точные колющие удары. Подобной формы клинок являлся удачным компромиссом при совмещении противоречивых требований к колющему и рубящему оружию. В этом отношении конструкция Горлова, принятая в 1881 г. значительно проигрывала этому, более раннему образцу. Общая длина оружия 980 мм, длина клинка 825 мм, ширина 27 мм. Устье ножен снабжено коротким раструбом, необходимым для фиксации клинка. В раструбе утапливалась небольшая часть передней втулки рукояти, удерживая клинок от шата в ножнах, имеющих в связи со специфической формой клинка большую, чем обычно ширину верхней части. Наличие раструба, очевидно, послужило причиной того, что данный образец был отвергнут.

После опубликования в 1907 г. действительно научных изысканий Федорова в области холодного оружия, стали разрабатываться экспериментальные модели шашек на основании его рекомендаций. При этом средняя линия рукояти и клинка в таких образцах совмещалась, что позволяло наносить рубящий удар более точно и страховало от заваливания клинка при его движении к цели. В то же время для точных колющих ударов острие, при сохранении изгиба клинка, старались сместить вниз как можно ближе к средней линии рукояти. В некоторых экспериментальных образцах острие находилось на уровне лезвия клинка, а линия обуха резко опускалась к нему.

Примером может служить экспериментальный образец 1908 г. драгунской солдатской шашки. Ее слабоизогнутой клинок длиной 870 мм и шириной 33 мм имел острие, значительно смещенное вниз, и рукоять бочкообразной формы, удобную для удержания в руке, продолжающую среднюю линию клинка с наклонными желобками. Навершие было наклонено вниз и оканчивалось резким "грибообразным" расширением.

Второй образец аналогичного оружия датирован началом 1910 г. На его клинке острие находилось на уровне лезвия и лежало на средней линии рукояти, если ее продолжить далее. Это облегчало нанесение точных колотых ран. В данном случае такая форма клинка - это не изобретение оружейника, разработавшего новою модель шашки, но смелая компиляция, перенесение удачно найденных решении из других видов оружия (известен морской палаш, изготовленный в 1860 г., имевший такую же форму острия).

Рукоять этой шашки имела выемку под указательный палец, что позволило более надежно удерживать клинок при рубящем ударе с оттяжкой и углубление для упора большого пальца, которое образует площадку ниже линии обуха. Видимо, это делало более надежным положение пальца на верхней части рукояти. Длина клинка 855 мм, его ширина 32 мм, общая длина оружия 1040 мм.

Еще один вариант, датированный 1910 годом, имеет клинок привычной формы, но рукоять, в отличие от предыдущей модели, имеет более плавные очертания. Поперечные желобки разделены на две группы со значительным промежутком между ними. Длина клинка этой шашки 865 мм, ширина 32 мм, общая длина оружия 1050 мм.

Последняя модель экспериментальной драгунской шашки, рассматриваемая в качестве примера возможных вариантов усовершенствования данного типа оружия, имеет необычную, кажущуюся "горбатой" верхнюю часть рукояти. Выступая за линию обуха, верх рукояти следует анатомическим особенностям ладони и имеет с ней максимально возможную площадь контакта. Рукоять такой формы очень удобно лежит в ладони именно при диагональном хвате, характерном для данного вида оружия и, учитывая все перечисленные достоинства, ее с полным правом можно назвать "ортопедической" (рукояти подобной формы хорошо зарекомендовали себя в боевых ножах, но это тема отдельного разговора).

Почему большинство из экспериментальных образцов - драгунские шашки 1906-1910 гг.? К началу 1 XX века драгуны - самая многочисленная часть регулярной кавалерии. Желая напомнить о прошлых боевых традициях этого рода войск и символически соединить со славным настоящим, в 1909 г. император одобрил реформу, по которой драгуны получили новую форму, с элементами, взятыми из времени победоносных потемкинских походов. Головными уборами вновь стали потемкинские кожаные каски с плюмажем. Видимо, зная о подготовке этих нововведений, конструкторы надеялись, что и холодное оружие драгуны получат нового образца. Но это был всего лишь театральный фарс, тешащий самолюбие последнего императора. И в 1914 г. драгуны в касках с плюмажами, но вооруженные шашками старого образца, в лихих атаках гибли под огнем немецких пулеметов...

Наградные шашки

Издавна лучшей наградой воину было оружие. В начале XIX века начала работать Златоустовская оружейная фабрика, имевшая возможность выпускать украшенное холодное оружие в больших количествах. Художественно оформленное оружие становиться престижным подарком.

Наградное оружие в России появляется в XVIII столетии и делится

на две категории: наградное холодное оружие, которым отличали за боевые заслуги офицеров и генералов и жалованное оружие для военнослужащих иррегулярных войск (казачество).

С 1788 г. наградное холодное оружие для регулярной армии делится на два вида: украшенное бриллиантами и почетной надписью - для генералов и в виде золотого оружия с почетной надписью - для офицеров. С 1849 г. золотое оружие - это боевое оружие принятого образца, но эфес его целиком отливался из меди или латуни и золотился. На эфесе выполнялась надпись, чаще всего "За храбрость", но случались и другие: "За покорение Кавказа", "За поход на Хиву", "За взятие Ташкента" (исключительно редко и, как правило, на генеральском золотом строевом оружии, заменявшем украшенное бриллиантами). Достаточно много драгунских шашек выполнено как золотое оружие. С 1913 г. название "золотое оружие" было упразднено, а данный образец приравнивался к Георгиевскому ордену и стал называться "Георгиевское оружие". Признаки георгиевского оружия: надпись "За храбрость" на эфесе; уменьшенная копия ордена Св. Георгия IV степени на навершии; орнамент из лавровых ветвей на позолоченном приборе ножен; георгиевский темляк.

Во время I Мировой войны Георгиевским оружием награждались чаще, чем ранее золотым. Причина этого в широкомасштабности военных действий и массовом героизме. В 1914 г. Георгиевское оружие послужило наградой 66 офицерам; в 1915 г. - 2377; в 1916 г. - 1992; в 1917 г. - 1257.

В 1735 г. Голштейн-Готторпский герцог Карл Фридрих учредил в память об умершей жене, дочери Петра I - Анны Петровны орден Св. Анны. Орден попал в Россию и указом Павла I в 1797 г. был наименован "орденом Российским" и разделен на три ступени, из которых третья ступень представляла собой миниатюрный знак ордена, носимый на эфесе холодного оружия. Александр I в 1815 г. разделил орден на четыре ступени, и значок на оружии стал символизировать четвертую ступень. С 1829 г. на эфесе Аннинского оружия была введена надпись "За храбрость".

Аннинское оружие выполнялось часто с позолоченным эфесом, но стандартной рукоятью из дерева. Прибор ножен также позолочен, но гладкий, без орнамента. Значок ордена крепился сверху или сбоку навершия, иногда врезался в рукоять.

Иногда встречается Георгиевское оружие с Аннинским знаком и в этом случае значок ордена Св. Анны крепился на щитке под крестовиной, с внешней стороны оружия. При этом надпись "За храбрость" присутствовала дважды - на эфесе и на щитке. В этом случае на оружии присутствовал Георгиевский темляк, как знак более высокого по своему статусу ордена, в остальных - Аннинский.

 

Статья из журнала "Клинок", № 3 2004

 

Иллюстрации к статье

 

К саблям и шашкам  

На главную