Торпедоносец Голенищева-Кутузова (на базе самолета "Илья Муромец")

Торпедоносец Голенищева-Кутузова (для увеличения кликните по картинке)

Автор: В. Иванов

Перед началом первой мировой войны в самолетах-гигантах "Илья Муромец" Военно-морской флот России видел в основном лишь средство дальней разведки. Считалось, что для этой цели лучше всего подходит поплавковый вариант машины. Его испытания, начавшиеся в 1914-м, показали, что необходимо решить ряд проблем, связанных с явлением аэродинамической интерференции (поплавки существенно ухудшили аэродинамику). Залпы первой мировой внесли свои коррективы в планы доводки самолета. После перебазирования из Либавы в Кильконд (о-в Эзель) он потерпел аварию и был уничтожен.

Успешные действия "Муромцев" в составе эскадры воздушных кораблей изменили взгляды морского руководства на возможность применения сухопутных вариантов машины для нужд флота. Летом 1915-го последовал запрос о передаче нескольких аппаратов морской авиации. Но из-за острой нехватки самолетов на фронтах ни в 1915-м, ни в 1916 году "Муромцы" во флот так и не попали.

К лету 1916-го англичане уже имели некоторый опыт боевого применения самолетов-торпедоносцев, в том числе машин типа "Шорт" в Дарданеллах. Опираясь на это, старший лейтенант флота Иван Иванович Голенищев-Кутузов, один из потомков великого фельдмаршала, разработал предварительный проект гидросамолета-торпедоносца.* Будучи профессиональным моряком, Иван Иванович, однако, понимал, что ни знаний, ни опыта в создании самолетов у него нет. Поэтому он поделился своей идеей с главным конструктором завода С. С. Щетинина Дмитрием Павловичем Григоровичем.

Общий замысел Голенищева-Кутузова лег в основу проекта первого отечественного гидросамолета-торпедоносца ГАСН. Его обозначение представляло собой сокращение слов: "гидроаэроплан специального назначения", поскольку применение авиации для торпедометания считалось важным государственным секретом.

ГАСН предполагалось оснастить двумя самыми мощными авиационными двигателями из имевшихся в наличии -моторами "Рено" мощностью по 220 л.с. Торпеда подвешивалась между поплавков. Заинтересованность флота в таком самолете была настолько большой, что сразу, то есть до постройки опытного экземпляра и завершения испытаний, был выдан заказ на постройку серии из 10 машин, реализация которого началась с конца 1916-го. Голенищев-Кутузов был назначен наблюдающим за постройкой самолетов ГАСН на заводе С.С. Щетинина.

Февральская революция, а затем Октябрьская настолько задержали выполнение заказа, что первый самолет был выпущен на испытания лишь во второй половине 1920 года.

Иван Иванович, хорошо зная потребности флота, пытался как-то найти выход из создавшегося положения. Он пришел к выводу, что сухопутные бомбардировщики "Илья Муромец" можно переоборудовать в торпедоносцы. На специальных совещаниях, проходивших на Русско-Балтийском вагонном заводе (РБВЗ) с участием конструкторов РБВЗ (Сикорский, Эргант, Поликарпов и др.) и офицеров флота, было решено, что "Илья Муромец" вполне годится для этой цели.

Выступивший на одном из совещаний И.И. Сикорский отметил, что заданным требованиям в лучшей степени удовлетворяют "Муромцы" типов Г2 и ГЗ, но на них необходимо установить новое шасси без сквозных осей, более удобное для подвески и сбрасывания торпед.

Как отметил И.И. Голенищев-Кутузов в своем рапорте по результатам совещаний, "...Муромцы", по словам их конструктора, нельзя ставить на поплавки, так как в таком случае они потеряют свои аэродинамические качества; кроме того это невозможно из-за недостатка времени. В боевой практике "Муромцев" не было случая вынужденной посадки на неприятельской территории, поэтому и мы можем рассчитывать, что и у нас не будет вынужденной посадки на воду на сухопутном шасси..."

К этому времени армия на время прекратила приемку "Муромцев", на РБВЗ скопилось некоторое число этих машин, поэтому предложения флота встретили живой интерес у дирекции завода.

Голенищев-Кутузов спроектировал специальный съемный торпедный аппарат, что позволяло использовать самолеты и по прямому назначению. Свои предложения он изложил в марте 1917-го в докладных записках, направленных в вышестоящие инстанции. Проект получил одобрение.

Оперативная обстановка на Балтике оставалась сложной. Немцы планировали захват Рижского залива и островов Моонзундского архипелага. Поэтому летом 1917-го было принято решение заказать 20 самолетов-торпедоносцев. Началось строительство аэродромов для их базирования, в том числе и на острове Эзель (ныне-Сааремаа) близ Аренсбурга, где предполагалось разместить первое боевое подразделение. Его собирались использовать против немецких кораблей и возможного десанта. (Странны и неожиданны повороты истории. Летом 1941-го именно с этого аэродрома летчики 1-го минно-торпедного полка авиации Балтийского флота совершали полеты на Берлин).

Голенищев-Кутузов предпринимал энергичные усилия для изготовления торпедных аппаратов и оборудования ими "Муромцев".

Испытания первой машины начались в конце июля 1917-го. Мятеж генерала Корнилова, сложная внутриполитическая обстановка не способствовали скорейшему их завершению. В начале октября после захвата немцами Моонзунда вновь встал вопрос о базировании торпедоносцев, окончательно зашедший в тупик в конце месяца.

Октябрьская революция 1917 г. сместила акценты, резко изменила жизнь России. Развал и разруха, вызванные некомпетентным руководством, больно ударили по авиапромышленности. В 1918-м авиационные заводы Петрограда, города, в котором зародилась отечественная авиация и в котором авиапромышленность составляла до 80% от российской, были остановлены. Ряд талантливых конструкторов и инженеров, в числе которых были И.И. Сикорский, И. И Голенищев-Кутузов, отправились в эмиграцию. Те несколько экземпляров "Муромцев", которые успели переоборудовать на новое шасси (по некоторым сведениям три машины), использовались на сухопутных фронтах гражданской войны, но сведений об этом не имеется. По-видимому, их не выделяли из общей массы "Муромцев".

Так закончилась попытка создания первого отечественного сухопутного самолета-торпедоносца.

* Автор этого проекта Иван Иванович Голенищев-Кутузов скончался в далекой Бразилии 2 января 1946 г. и похоронен в городе Сан-Пауло.

Статья из журнала "Крылья Родины", № 2, 1997 г.

Авиация

На главную